Вячеслав Бутусов: Я за искренность

Ира Жукова, Виталий Карюков, фото: Виталий Кузнецов. «Досуг и развлечения» №27, 2-12 сентября 2004 г.
Сканы предоставил: Екатерина Сашенкова, г. Москва. Обработка: naunaunau.narod.ru, 4 февраля 2011 г.


Бутусов с сигарой
Ну, за искренность!
Казалось бы, в новых волнах российского рока, периодически захлестывающих аудиорынок страны, можно просто утонуть. Трудно удержаться на плаву не только новичкам, но и легендам отечественного рока. Тем не менее не стареют душой ветераны и опытной рукой ведут свои каравеллы по волнам шоу-бизнеса. Среди самых значительных прорывов нынешнего года — стремительный взлет на вершину хит-парадов «Песни идущего домой» Вячеслава Бутусова. Это стало возможным благодаря нескольким обстоятельствам, одно из которых — сотрудничество лидера группы «Ю-Питер» с известным аранжировщиком и продюсером Евгением Курицыным.

10 сентября Вячеслав Бутусов и группа «Ю-Питер» выступят в концертном зале МАИ с программой «Песни идущего по городу», в которую войдут композиции с нового альбома, вышедшего в августе.

— Вячеслав, результатом вашей совместной работы стал альбом «Биографика», который наверняка украсит антологию российского рока...

— Я не знаю, что такое российский рок. На нашей клубной сцене, кроме советского, никакого другого рока не признаю.

С банджо...
Спою вам на прощанье...
— Потому что рок — явление социальное и поднимает непростые темы?

— Конечно. Вот «Алиса», «Аквариум», «Ария», «ДЦТ», такие люди, как Настя Полева, — это я понимаю...

— А «Август»?

— Нет. На мой взгляд и вкус, здесь уже не рок чистой воды, а некая компиляция.

— И «Черный кофе»?..

— Меня он тоже в свое время не впечатлил.

— А что впечатлило из нашей или западной музыки?

— «Зоопарк», «Пинк Флойд», «Лед Зеппелин», «Битлз», «Кримсон»... Я открыт для восприятия нового и могу слушать любую хорошую музыку — ее сейчас много. Другое дело, что не многое впечатляет.

— Вы появились в теле— и радиоэфирах после довольно продолжительного перерыва. Получается, что ваше затворничество было связано с нежеланием вариться в соку под названием российский рок? Или с изменением общества исчезла питательная среда для вашего творчества?

— Мое затворничество совершенно не обусловлено социальными переменами в нашем обществе (которые, кстати, неизбежны и в дальнейшем, потому что таковы их задачи и природа). Временный простой у меня случился по другим причинам — внутренним. Во-первых, у меня пропала потребность выступать в прежнем качестве, а во-вторых, я хотел хоть какое-то время отдохнуть.

Группа Ю-Питер в радиостудии
Ю-Питер на радио...
— Кризис среднего возраста?

— Не знаю. Называть можно по-разному. Речь идет об определенном состоянии отдельного человека в данный момент времени при конкретных обстоятельствах.

— Когда ничего неохота делать?

— Не то чтобы неохота, а человек теряет надежду на то, на что он себя в свое время настраивал. Это, собственно, и есть кризис — состояние, когда надо как-то повертеть головой, осмотреться.

— Если перемены в обществе для вас незначимы, то чем объяснить успех вашего творчества именно тогда, в переломный для страны период?

— Есть два основных критерия: искренность и откровенность. Следовать им — самый главный способ завоевать близкого по духу человека и найти с ним взаимопонимание.

— Как вы думаете, вашему новому альбому это удастся?

На репетиции
На репетиции
— Это типичный альбом с написанными мною музыкой и текстами. Одну песню, правда, сочинил Георгий (он же Юрий) Гаспарян из нашего «Ю-Питера».

— В альбоме есть песни, посвященные людям, которых с нами уже нет. Сергею Бодрову, например. Это что, реквием?

Евгений Курицын: Я бы не стал их так называть. Ведь композиции не прямо посвящены кому-то, а лишь напоминают об ушедших, и сами по себе они светлые и положительно заряженные.

Вячеслав: Есть ряд вещей, которые связаны с ушедшими от нас... Я имею в виду три разные песни о людях, утративших в трех непохожих одно на другое обстоятельствах связь с нами здесь, на Земле.

Евгений: На самом деле альбом принципиально новый для русского рынка. Он содержит много идей, которые стали новаторскими для самого Славы.

— На слух в нем можно уловить немало форматных фишек. А Вячеслав и формат — вещи не столь совместимые...

Евгений: Слово «формат» не совсем подходит к нашему случаю: работа над альбомом была сплошным экспериментом. Каждую песню записывали как на душу ляжет — конечно, с учетом моих вкусов и пожеланий. Здесь есть все: рок, электро-, симфо-, даже дисконаправления. И сессионные музыканты, и скрипки, и гитары, и новые технологии, и, конечно, положительная энергетика. И в то же время даже по первому впечатлению понятно, что в альбоме Вячеслав как бы ностальгирует по старому.

— Как же тогда новое поколение?

Евгений: Вот мы и делаем некий акцент, долбим, чтобы познакомить молодых с тем, с чем они не были знакомы, с теми еще ощущениями. Но — в новой обработке. Звучание современное, а характер и настроение — как бы оттуда.

— То есть задача в том, чтобы войти в старую колею с новыми экспериментальными наработками?

Евгений: Конечно. И такая задача актуальна. У Славы не то имя, когда нужно что-то вылизывать, вычищая каждую ноту, чтобы в композициях все было ровненько и аккуратненько. Наоборот, есть возможность (и мы ее используем) показать какие-то нюансы, которые в устах мэтра будут восприниматься как фишка.

— Вы оставляете место для легких небрежностей?

Евгений: Да. Их можно даже воспринимать как некое новаторство.

— При таком разнообразии стилей и направлений, а также наличии модных фишек есть, наверное, и композиции, записанные в танцевальном стиле?

Вячеслав: Я не знаю, о чем идет речь, потому что не разбираюсь в стилях. Танцевальный темп или ритм настолько универсален, что танцевать можно под что угодно.

— А вот в «Песне идущего домой», других композициях много современных форматных звуков. Это заигрывание с модой?

Кулаков, Бутусов, Каспарян
Ю-Питер
Вячеслав: Нет, мода здесь ни при чем. Просто мы используем все средства, которые в данный момент актуальны.

— Тяжелый, поди, труд — песни сочинять?

Вячеслав: У одного и того же человека этот процесс может протекать по-разному. У меня случаются такие, казалось бы, пустяки (по значимости), после которых вещи рождаются сразу. Их не надо собирать по кусочкам, что-то додумывать. Речь идет об идеальном варианте, когда слова и музыка приходят вместе. Намного проще, если сначала возникли слова. А самое сложное — писать текст на готовую музыку.

— Потому что в любом тексте уже заложена музыка...

— Есть ударения, слоги, они выстраиваются определенным образом, создавая ритмический узор. Композицию собираю как мозаику. Для меня это перманентный процесс, поскольку накоплен значительный материал. Я постоянно что-то делаю, у меня хватает заготовок, которые я развиваю.

— Некоторые музыканты уверяют, что лучше всего они творят в дороге...

— Кто спорит — бывают такие люди! Значит, состояние у человека в тот момент соответствующее. Но возникновение творческого порыва не связано ни с автобусами, ни с самолетами, ни с посадкой морковки — он либо приходит, либо нет. Если рок-музыканта озаряет всякий раз, когда он занимает место в автобусе, — это всего лишь рефлекс.

— Стереотип?

— Ну да.

— Для того чтобы сочинять, необходимо хоть иногда выходить в народ...

— Я не публичный человек, поэтому у меня потребность в общении или в походах по клубам исчезла совсем.

— Есть такое понятие, как тусовка, от которого вроде бы всех тошнит. Тем не менее люди тусуются...

— Это, наверное, от темперамента человека зависит.

— А существует такое понятие, как рок-тусовка?

— Не знаю. Мы видимся, например, с Борисом Гребенщиковым, с Костей Кинчевым — по возможности. Без надобности и без необходимости мы даже по телефону друг друга не тревожим. Потому что ценим время. Надо уважительно относиться к друзьям. Зачем зря трепать нервы? Но если встречаемся, то общаемся плотно.

— Вы приходите на концерты друзей?

— Нет. Там совершенно нечего делать, невозможно ни пообщаться, ни концерт посмотреть.

— Почему же? Смотришь концерт по телевизору — в первых рядах сидят друзья музыкантов, которые выступают.

— Вот так смотреть я могу, по телевизору. Это намного комфортнее.

— А приглашают вообще?

— Уже перестали. Воспитание — великая вещь. Если захочешь чего-то добиться — обязательно преуспеешь в этом. Надо выстраивать свою жизнь, чего многие делать не хотят.

— Да, обломовщина занимает в нашей жизни очень много места. Хотеть — одно, а осуществить задуманное — совершенно другое.

— Раскольниковщина тоже занимает много места. И штольцовщина, и германовщина, и пугачевщина. Разинщина, ермаковщина и так далее.

— А вы себя кем ощущаете? Штольцем?

— Да нет, конечно. Я — Бутусов.


2004 год. Вячеслав Бутусов. Художник эмо... Все статьи 2004 года 2004 год. Аргентум: Илья Кормильцев...

Энциклопедия редких компакт-дисков российских исполнителей Обсуждение редких отечественных компакт-дисков