Логотип сайта

Яблокитай


  1. Люди на холме
  2. Во время дождя
  3. Странники в ночи
  4. Сестры печали
  5. Девятый скотч
  6. Три царя
  7. Нежный вампир
  8. Большое сердце
  9. Атлантида
  10. Апельсиновый день
  11. Матерь богов
  12. Бедная птица

Тексты песен всех альбомов групп "Наутилус Помпилиус", "Ю-Питер" и Вячеслава Бутусова
Все издания альбома «Яблокитай»

Люди на холме

В. Бутусов — И. Кормильцев

Мы лежим под одуванчиковым солнцем,
И под нами крутится земля.
Она больше, чем моя голова,
В ней хватит места для тебя и меня.

Мы лежим на склоне холма,
Кверху ногами на склоне холма.
Люди на холме кричат и сходят с ума
О том, кто сидит на вершине холма.

Но у холма нет вершины,
У холма нет вершины,
Он круглый, как эта Земля.
У холма нет вершины,
У холма нет вершины,
Он круглый, как эта Земля.

Иногда мне кажется, что я должен встать
И отнести тебя, как дитя,
Броситься сверху с вершины холма —
Так будет лучше для тебя и меня.

Но мы лежим на склоне холма,
И мне кажется, что это все ерунда.
Люди на холме кричат и сходят с ума,
Разбиваются, падая с вершины холма.

Но у холма нет вершины,
У холма нет вершины,
Об этом знаем ты и я.
Но у холма нет вершины,
У холма нет вершины,
Об этом знаем ты и я.

У холма нет вершины,
У холма нет вершины,
У холма нет вершины,
Я люблю тебя.

В начало страницы ▲

Во время дождя

В. Бутусов — И. Кормильцев

Я придумал тебя, придумал тебя
От нечего делать во время дождя.
Пить до утра в ожидании рассвета —
Какая тоска!
Я зажмурил глаза
И придумал тебя!

Ты стоишь у порога в белом плаще,
С черных волос на паркет стекает вода.
Слишком поздно пытаться
Тебя придумать назад —
Твои тонкие пальцы лежат
На кнопке звонка.

Что мне делать с тобой,
Что нам делать теперь?
Ты войдешь в этот дом
И останешься в нем,
У тебя больше нет никого
Кроме того, кто придумал тебя.

Моя жизнь как вокзал,
Этот хлам на полу —
Память о тех, кто ждал свои поезда.
А тебе больше некуда ехать, на, выпей вина!
Как жестоко с моей стороны —
Придумать тебя.

Я же знал, что любовь —
Это игры с огнем.
Но как жить без огня,
Если дождь за окном?
Ты войдешь в этот дом
И останешься в нем,
Ты уйдешь вместе с тем,
Кто придумал тебя.

В начало страницы ▲

Странники в ночи

В. Бутусов — И. Кормильцев

Словно странники в ночи,
Мы по улице прошли
И расстались навсегда,
Словно странники в ночи.
В чем был смысл этих встреч,
Я не знаю, хоть убей!

Мы расстались навсегда
Возле желтых фонарей
И пошли своим путем,
Словно странники в ночи,
Не жалея ни о чем,
Словно странники в ночи.

Но я верю, мы умрем,
Чтобы встретится опять
И по улице пройти,
И друг друга не узнать.

И пойти своим путем,
Словно странники в ночи,
Не жалея ни о чем,
Словно странники в ночи.

В начало страницы ▲

Сестры печали

В. Бутусов — И. Кормильцев

У реки, где со смертью назначена важная встреча,
У моста, где готовятся к страшным прыжкам,
Кто-то нежно кладет тебе руки на плечи
И подносит огонь к побелевшим губам.

Это сестры печали, живущие в ивах,
Их глаза словно свечи, а голос — туман,
В эту ночь ты поймешь, как они терпеливы,
Как они снисходительны к нам,
Грешным и праведным нам.

Жены радости пьют твое время, как воду,
Сестры печали внезапны, как дождь.
Женам радости в тягость дороги свободы,
А сестры печали идут за тобою, пока не умрешь.

Если ты попадешь туда, где воздух так тонок —
Смело их позови, я не буду мешать.
Посмотри на них так, как смотрит ребенок,
Передай им привет и останься у них ночевать.

Жены радости пьют твое время, как воду,
Сестры печали внезапны, как дождь.
Женам радости в тягость дороги свободы,
А сестры печали идут за тобою, пока не умрешь.

В начало страницы ▲

Девятый скотч

В. Бутусов — И. Кормильцев

Мы остались с тобой в этом баре одни,
За стеклом почему-то мелькают огни,
И качается стойка, как будто мы едем в вагоне
Через Черную степь, где кочует Орда,
Через Темные горы, куда-то туда, в города,
Где никто нас не ждёт на перроне.

Этот странный китаец с выбритым лбом
Смотрит так на меня, словно я с ним знаком,
И, возможно, он знает, зачем и куда едет поезд.
Он протирает стаканы и наливает еще,
Смотрит узкими глазками мне за плечо,
Вероятно, он видит, что там, впереди, будет пропасть.

Девятый скотч за одну эту ночь,
Нам уже никто не сможет помочь,
Лед в стаканах стучит все быстрей и быстрей...
Девятый скотч за одну эту ночь,
Пол из-под ног уносится прочь,
И уже невозможно дойти до дверей...

Положи свою голову мне на плечо,
В этом мире случайного нет ничего,
Это тайная миссия, но только в чем ее смысл?
Я сегодня забыл, а когда-то я знал,
То ли где-то прочел, то ли кто-то сказал,
Но под действием виски так трудно сконцентрировать мысль.

Девятый скотч за одну эту ночь,
Нам уже никто не сможет помочь,
Стены падают вниз, и по комнате пепел летает.
А китаец мне пристально смотрит в глаза,
И по желтой щеке вдруг стекает слеза,
И я вдруг понимаю, что китайцы тоже не знают...

В начало страницы ▲

Три царя

В. Бутусов — И. Кормильцев

Три царя на улицах древней Москвы,
Три царя видят на небе звезду,
Три царя боятся шагов за углом —
Они проникли нелегально в эту страну.

У них темная кожа и крючками носы,
Они прячут миро с ладаном подальше в трусы.
У них такая работа — им на все наплевать,
Каждый год они приходят в этот город опять.

Cлева — поп с пистолетом,
Справа — в рясе бандит.
А младенец в подвале,
Младенец, он спит.
У младенца под носом тараканьи усы,
Три царя подальше прячут ладан с миро в трусы.

Три царя на улицах темной Москвы,
А на клиросе умильно спiвают менты.
Сколько песен им петь, сколько водки им пить?
Не дождаться конца тому, кто просто хочет жить.

Три царя видят на небе звезду,
Черный князь проходит с охраной в кабак.
И пока вы не откажетесь лизать ему зад,
Всё на свете будет ребята не так.

Слева — поп с пистолетом,
Справа — в рясе бандит.
А младенец в подвале, младенец — он спит.
Слышен голос откуда-то: «Чурки, стоять!»
Три царя понимают, что попались опять...

В начало страницы ▲

Нежный вампир

В. Бутусов — И. Кормильцев

Холоден ветер в открытом окне,
Длинные тени лежат на столе.
Я таинственный гость в серебристом плаще,
И ты знаешь, зачем я явился к тебе.

Дать тебе силу,
Дать тебе власть,
Целовать тебя в шею,
Целовать тебя всласть!
Как нежный вампир, нежный вампир,
Как невинный младенец, как нежный вампир!
Встань!

Подруги твои нюхают клей,
С каждым днем они становятся немного глупей,
В этой стране вязкой, как грязь,
Ты можешь стать толстой,
Ты можешь пропасть.

Но я разожгу
Огонь твоих глаз.
Я даю тебе силу,
Я даю тебе власть,
Я делаю тебя
Не такою как все,
Как агнец на закланье,
Я явился к тебе,
И ты знаешь, зачем...

В начало страницы ▲

Большое сердце

В. Бутусов — И. Кормильцев

Ты не умеешь ходить по воде,
Ты не умеешь творить чудеса.
Когда тебе больно — ты плачешь,
Когда тебе стыдно — опускаешь глаза.
Но в твоих пальцах мое одиночество
Сгорая обращается в дым,
И всё, что ты можешь, и всё, что ты знаешь, —
Это делать мое сердце большим.

Делать это сердце большим!
Делать это сердце большим!

Ты ничего не просишь взамен,
Да и что я могу тебе дать?
Ты утверждаешь, что вещи нужны лишь тому,
Кто не умеет терять.
Когда я считал себя здоровым и сильным,
Ты знала, что я был больным.
Ты вошла в мою грудь и сломала все ребра,
Чтобы сделать это сердце большим.

Сделать это сердце большим!
Сделать это сердце большим!

В начало страницы ▲

Атлантида

В. Бутусов — И. Кормильцев

Я узнаю тебя по тайному знаку,
Ты узнаешь меня по перстню на пальце.
Наша память хранит забытые песни,
Мы умеем плясать первобытные танцы.

Сколько лет я не слышал язык этот древний,
Этот шепот любви, никому не понятный,
На какую-то ночь в нашем вечном бессмертии
Мы вернемся с тобой в Атлантиду обратно.

Где-то там, под водой, спит наш город старинный,
В тишине первозданной хранит свои тайны.
Мы любили друг друга — потому и спаслись,
Мне не хочется думать, что это случайно.

Будет серое утро, и, влекомы судьбою,
Мы опять превратимся в одиноких скитальцев,
И никто не узнает, что свели нас с тобою
Эти тайные знаки, эти перстни на пальцах.

Но пока длится ночь, я хочу слышать этот
Позабытый язык, никому не понятный,
Я так ждал тебя долгих десять тысячелетий,
Чтоб вернуться с тобой в Атлантиду обратно.

Я узнаю тебя по тайному знаку,
Ты узнаешь меня по перстню на пальце,
Наша память хранит забытые песни,
Мы умеем плясать первобытные танцы.

В начало страницы ▲

Апельсиновый день

В. Бутусов — И. Кормильцев

В твоих глазах горит апельсиновый свет,
В твоих глазах горит апельсиновый свет.
Я боялся, что мне показалось, но нет —
В твоих глазах горит апельсиновый свет!

Твой паровоз сошел с пути, порви обратный билет,
Останься навсегда, порви обратный билет —
Здесь так много людей, у которых в глазах
Горит апельсиновый свет.

Это апельсиновый день,
Кто знает, что будет потом?
В апельсиновый день апельсиновые люди
Не думают почти ни о чем.

Мы выйдем с тобой на крышу
И сядем на велосипед.
Это самая высокая крыша
И быстрый велосипед —
Он увезет нас с тобою туда, где всегда
Горит апельсиновый свет.

Это апельсиновый день,
Кто знает, что будет потом?
В апельсиновый день апельсиновые люди
Не думают почти ни о чем.

В начало страницы ▲

Матерь богов

В. Бутусов — И. Кормильцев

Я открою тебе самый страшный секрет,
Я так долго молчал, но теперь я готов —
Я Создатель всего, что ты видишь вокруг,
А ты, моя радость, ты — матерь богов!

Этот город убийц, город шлюх и воров
Существует, покуда мы верим в него,
А откроем глаза — и его уже нет,
И мы снова стоим у начала веков.

Матерь богов,
Мы гуляли весь день
Под мелким дождем,
Твои мокрые джинсы
Комком лежат на полу,
Так возьмемся скорее за дело!
Матерь богов...

Мы в который уж раз создаем этот мир,
Ищем вновь имена для зверей и цветов,
Несмотря ни на что побеждает любовь,
Так забьем и закурим, матерь богов!

Я рождался сто раз и сто раз умирал,
Я заглядывал в карты — у дьявола нет козырей,
Они входят в наш дом, но что они сделают нам —
Мы с тобою бессмертны, матерь богов!

Матерь богов,
Мы гуляли весь день
Под мелким дождем,
Твои мокрые джинсы
Комком лежат на полу,
Так возьмемся скорее за дело!
Матерь богов...

В начало страницы ▲

Бедная птица

В. Бутусов — И. Кормильцев

Я не помню, как звали этот маленький город,
Я не помню, в каком это было столетии,
Но я взял тебя в руки, как бедную птицу,
Которую ранили глупые дети.

Я нашептывал сказки про далекие страны,
Я хотел тебе сделать хоть немного приятно,
Я тебе обещал, что вернусь через месяц,
Хотя знал, что уже не приеду обратно.

Как мы делаем больно тем, кому дарим небо,
И за сладкие речи нам прийдется стыдиться.
И в груди моей клетка, а в ней вместо сердца
Бьется, крылья ломая, эта бедная птица.

Я пил сладкие вина, чтобы смыть эту горечь,
Забывал всё что было, начинал все сначала,
Но на мягких постелях не узнал я покоя,
Потому что во сне эта птица кричала.

В странном месте, где тени снова встретят друг друга,
После долгой дороги, после жизни постылой
Одного попрошу я у доброго Бога —
Чтобы бедная птица меня бы простила!

Как мы делаем больно тем, кому дарим небо,
И за сладкие речи нам прийдется стыдиться,
И в груди моей клетка, а в ней вместо сердца
Бьется, крылья ломая, эта бедная птица!

В начало страницы ▲
©2004-2016 "Компактная" дискография - Наутилус Помпилиус - Админ
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
HTML-pedia Все о ВЕБ-строительстве с самых азов. Как создать страничку... Энциклопедия редких компакт-дисков российских исполнителей
На странице представлены тексты песен альбома Яблокитай группы Наутилус Помпилиус (Nautilus Pompilius), группы Ю-Питер и Вячеслава Бутусова.