Логотип сайта

Наугад


  1. Как падший ангел
  2. Родившийся в эту ночь
  3. Тихие игры
  4. Последний человек на Земле
  5. Джульетта
  6. Падал теплый снег
  7. Бриллиантовые дороги
  8. Отход на север
  9. Стриптиз
  10. Город братской любви
  11. Музыка на песке
  12. Черные птицы
  13. Она ждет любви
  14. Новые легионы (Песня в защиту женщин)
  15. Князь тишины

Тексты песен всех альбомов групп "Наутилус Помпилиус", "Ю-Питер" и Вячеслава Бутусова
Все издания альбома «Наугад»

Как падший ангел

В. Бутусов — И. Кормильцев

Мне снятся собаки, мне снятся звери,
Мне снится, что твари с глазами как лампы
Вцепились мне в крылья у самого неба,
И я рухнул нелепо, как падший ангел.

Я не помню паденья, я помню только
Глухой удар о холодные камни.
Неужели я мог залететь так высоко
И упасть так жестоко, как падший ангел?

Прямо вниз,
Туда, откуда мы вышли
В надежде на новую жизнь.
Прямо вниз,
Туда, откуда мы жадно смотрели
На синюю высь.
Прямо вниз...

Я пытался быть справедливым и добрым,
И мне не казалось ни страшным, ни странным,
Что внизу на земле собираются толпы
Пришедших смотреть, как падает ангел.

И в открытые рты наметает ветром
То ли белый снег, то ли сладкую манну,
То ли просто перья, летящие следом
За сорвавшимся вниз, словно падший ангел.

Прямо вниз,
Туда, откуда мы вышли
В надежде на новую жизнь.
Прямо вниз,
Туда, откуда мы жадно смотрели
На синюю высь.
Прямо вниз...

В начало страницы ▲

Родившийся в эту ночь

В. Бутусов — И. Кормильцев

Я ехал в такси по пустому шоссе
С тобою один на один,
И таксист бормотал не тебе и не мне
Про запчасти и про бензин.

Он включал только ближний свет
И видел одну ерунду,
Он не видел того,
Что ночное шоссе
Упирается прямо в звезду.

Адрес был прост и понятен:
Заброшенный в поле хлев.
Красное вино и белый хлеб —
Они для тебя,
Родившийся в эту ночь.

Тот, кто дает нам свет,
Тот, тот кто дает нам тьму,
И никогда не даст нам ответ
На простой вопрос «почему».
Тот, кто дает нам жизнь,
Тот, кто дает нам смерть,
Кто написал всех нас, как рассказ,
И заклеил в белый конверт.

Я ехал в такси, и от белых полей
Поднимался искрящийся пар,
Как дыханье всех спящих под этой звездой
Детей и супружеских пар,
Родившихся в эту ночь.

(И таксист, начиная творить чудеса,
Прикурил от ее лучей
Я спросил: «Чей ты будешь,заснеженный мир?»
И мир мне ответил: «Ничей». ) (не исполнялось)

Я засмеялся от счастья,
Что этот мир у меня не отнять.
Я разлил вино и хлеб разделил,
Чтобы помнили все,
Чтобы помнили все,
Кто родился в эту ночь.

Тот, кто дает нам свет,
Тот, тот кто дает нам тьму,
И никогда не даст нам ответ
На простой вопрос «почему».
Тот, кто дает нам жизнь,
Тот, кто дает нам смерть,
Кто написал всех нас, как рассказ,
И заклеил в белый конверт.

В начало страницы ▲

Тихие игры

В. Бутусов — В. Бутусов, Е. Аникина

Светлые мальчики с перьями на головах
Снова спустились к нам, снова вернулись к нам с неба.
Их изумленные утром слепые глаза
Просят прощенья, как просят на улицах хлеба.

Медленно, словно пугливые странные звери,
Еще не успев отойти от усталости сна,
Ищут на ощупь горшки и открытые двери,
Путаясь в спальных рубашках, как в ласках отца.

Тихие игры под боком у спящих людей
Каждое утро, пока в доме спят даже мыши...
Мальчики знают, что нужно все делать скорей,
И мальчики делают все по возможности тише.

Слушают шепот и скрип в тишине дальних комнат.
Им страшно и хочется плакать, но плакать навзрыд.
Им так до обидного хочется выйти из дома,
Что их пробирает неведомый маленький стыд.

Пока спят большие в своих неспокойных постелях,
Пока не заставят идти в белоснежном белье,
Их милые дети беспечно находят затеи,
И музыка их не разбудит, лежащих во сне.

Тихие игры под боком у спящих людей,
Каждое утро, пока в доме спят даже мыши...
Мальчики знают, что нужно все делать скорей,
И мальчики делают все по возможности тише.

В начало страницы ▲

Последний человек на Земле

В. Бутусов — И. Кормильцев

Когда впервые за туманами запахло огнем,
Он стоял за околицей и видел свой дом,
Картошку в огороде и луг у реки,
Он вытер слезу и сжал кулаки,
Поставил на высоком чердаке пулемет
И записал в дневнике: «Сюда никто не войдет».

Сойдемся на месте, где был его дом,
Где трава высока над древесным углем,
И зароем нашу радость в этом черном угле,
Там где умер последний человек на Земле,
Молившийся под крышей своим богам.

Красные пришли и обагрили закат,
Белые пришли и полегли, словно снег,
Синие, как волны, откатились назад —
И всё это сделал один человек,
Молившийся под крышей своим богам.

Но ночь подняла над башней черный свой стяг,
Свой истинный крест, свой подлинный флаг.
Три армии собрались на расправу в ночь,
Три черных начала, три дьявольских сна.
Три черных начала адских трех рек,
Что мог с ними сделать один человек?

Сойдемся на месте, где был его дом,
Где трава высока над древесным углем,
И зароем нашу радость в этом черном угле,
Там где умер последний человек на Земле,
Молившийся под крышей своим богам.

Красные пришли и обагрили закат,
Белые пришли и полегли, словно снег,
Синие, как волны, откатились назад —
И всё это сделал один человек,
Молившийся под крышей своим богам.

В начало страницы ▲

Джульетта

В. Бутусов — И. Кормильцев

Джульетта лежит на зеленом лугу
Среди муравьев и среди стрекоз.
По бронзовой коже, по нежной траве
Бежит серебро ее светлых волос.

Тонкие пальцы вцепились в цветы,
И цветы поменяли свой цвет.
Расколот, как сердце, на камне горит
Джульетты пластмассовый красный браслет.

Судья, если люди поймают его,
Ты по книгам его не суди,
Закрой свои книги — ты в них не найдешь
Ни одной подходящей строки.

Пусть никто никогда не полюбит его,
Пусть он никогда не умрет.

Джульетта лежит на зеленом лугу
Среди муравьев и среди стрекоз.
Муравьи соберут ее чистую кровь,
А стрекозы возьмут нектар ее слез.

Тонкие пальцы вцепились в цветы,
И цветы поменяли свой цвет.
Расколот, как сердце, на камне горит
Джульетты пластмассовый красный браслет.

Отпусти его с миром и плюнь ему вслед,
Пусть он с этим проклятьем уйдет.
Пусть никто никогда не полюбит его,
Пусть он никогда не умрет.

В начало страницы ▲

Падал теплый снег

В. Бутусов — И. Кормильцев

Падал теплый снег,
Она включила свет,
Он открыл гараж,
Падал теплый снег.

Она сняла пальто,
Он завел мотор,
Падал теплый снег,
Струился сладкий газ.

Дети любви, мы уснем в твоих мягких лапах.
Дети любви, нас погубит твой мятный запах.

У нее был муж,
У него была жена,
Их город был мал,
Они слышали, как
На другой стороне
Мешают ложечкой чай.
Они жили здесь,
Ты можешь спросить,
Ты можешь узнать,
Падал теплый снег,
Струился сладкий газ.

Дети любви, мы уснем в твоих мягких лапах.
Дети любви, нас погубит твой мятный запах.
(Они не были боги,
Откуда им знать про добро и зло.
Не были боги ,
Откуда им знать про добро и зло.)

Они плыли по течению,
Оно их занесло
Нагими на холодный стол.
Они жили здесь,
Они жили среди нас,
Падал теплый снег,
Струился сладкий газ.

Дети любви, мы уснем в твоих мягких лапах.
Дети любви, нас погубит твой мятный запах.

В начало страницы ▲

Бриллиантовые дороги

В. Бутусов — И. Кормильцев

Посмотри, как блестят бриллиантовые дороги,
Послушай, как хрустят бриллиантовые дороги.
Смотри, какие следы оставляют на них боги,
Чтоб идти вслед за ними, нужны золотые ноги,
Чтоб вцепиться в стекло, нужны алмазные когти.

Горят над нами, горят,
Помрачая рассудок,
Бриллиантовые дороги
В темное время суток.

Посмотри, как узки бриллиантовые дороги,
Нас зажали в тиски бриллиантовые дороги.
Чтобы видеть их свет, мы пили горькие травы,
Если в пропасть не пасть, все равно умирать от отравы
На алмазных мостах через черные канавы.

Парят над нами, парят,
Помрачая рассудок,
Бриллиантовые дороги
В темное время суток.

В начало страницы ▲

Отход на север

В. Бутусов

Черное на белом, все становится жестким,
Все становится плоским, как жесть,
Все становится резким, превращаясь в беду,
Меня пугает каждый новый твой жест.
Пора на север!

Я рожден быть спокойным за наши мечты,
И, теряя тебя, я проклинаю себя,
За то что с детства не привык быть с тобою на «ты»,
Я внебрачный сын октября.

Иди, иди я успею,
Я буду прощаться с огнем,
Как жаль, что я не умею
Ни думать, ни плакать о нем.
Пора на север!

Белое на черном расплывается маслом
И не держится в рамках холста.
Мои руки скользят, я не в силах сдержать,
Слышен третий приказ «от винта».
Пора на север!

Я ничего не хочу оставлять на потом,
Я хочу отстреляться сейчас.
Я готов отступить от тепла на север,
Но почему это звучит как приказ?
Отход на север!

Иди, иди, я успею,
Я буду прощаться с огнем,
Как жаль, что я не умею
Ни думать, ни плакать о нем.
Отход на север!

В начало страницы ▲

Стриптиз

В. Бутусов — И. Кормильцев

Мясники выпили море пива,
Мясники слопали горы сала,
Мясники трахнули целый город,
Им и этого мало, им этого мало.

И когда, когда надвигается буря,
Они смотрят, где лучше расставить кресла,
Чтобы видеть, как антарктический смерч
Свинтит нам руки и вырвет нам чресла.

Ну! Разденься!
Выйди на улицу голой,
И я подавлю свою ревность,
Если так нужно для дела,
Разденься!
Пусть они удивятся,
Пусть делают вид, что не видят тебя,
Но им ни за что не забыть...
Их мысли заполнит твое тело,
Разденься!

Мы начали водкой утром,
Мы кончили ночью в постели,
И трудно, трудно прятаться в тень,
И быть молчаливым и мудрым.

Костлявые дети пустыни
Стучатся в двери и просят объедков,
Страна умирает, как древний ящер
С новым вирусом в клетках.

Ну! Разденься!
Выйди на улицу голой,
И я подавлю свою ревность,
Если так нужно для дела,
Разденься!
Будь оскорбительно трезвой,
Они любят пьяных и психов,
Есть за что пожалеть их,
Их мысли заполнит твое тело,
Разденься!

Они любят стриптиз —
Они получат стриптиз...

В начало страницы ▲

Город братской любви

В. Бутусов — И. Кормильцев

Соседка скажет, что они приходили,
Найдет повестку в дырке замка.
Соседка скажет, что они позвонили,
Но не дождались шагов старика.

Грошовый счет в казенном конверте
За непогашенный мертвым ночник.
Ему не скрыться от нас после смерти,
Пока мы помним, что он наш должник.

Мы живем в городе братской любви,
Братской любви, братской любви.

Соседка скажет, что он был домоседом
И очень громко стонал по ночам,
Пренебрегал ее разумным советом,
И никогда не обращался к врачам.

Соседка скажет, что его не любили,
Но вот не помнит, почему и за что,
Соседка скажет, как легко все забыли
Досадный призрак в нелепом пальто.

Мы живем в городе братской любви,
Братской любви, братской любви.

В начало страницы ▲

Музыка на песке

В. Бутусов — И. Кормильцев

У зеленой воды, у запаха тины,
Наблюдая восхищенно полет паутины,
Сумасшедший пацан бьет в пустую жестянку,
Сумасшедший пацан лупит в старую банку.

Музыка на песке,
Музыка на песке,
Музыка на песке,
Музыка на песке.

Из пустого пространства, из старой консервы
Извлекается звук, возбуждающий нервы.
Сумасшедший пацан бьет жутко и мерно
По заржавленным бакам, по огромным цистернам.

Музыка на песке,
Музыка на песке,
Музыка на песке.
Мы идем за ней, как звери,
И волнуемся в тоске,
Музыка на песке,
Музыка на песке.

У зеленой волны, у старого камня
Из драной рубахи он делает знамя,
Из ивовой ветки он делает саблю
И бормочет какую-то абракадабру.

Строит замки из песка,
Крутит пальцем у виска,
Строит замки из песка,
Крутит пальцем у виска.

Мы бросаем семьи, мы сжигаем деньги,
Деремся на свалке из-за гулкой канистры,
Кухонные женщины несут сковородки,
С ведром для бумаг вдаль уходят министры.

И под барабанный бой
Он зовет нас за собой,
И под барабанный бой
Мы спешим за ним, как крысы,
И скрываемся в прибой,
Музыка под водой,
Музыка под водой.

В начало страницы ▲

Черные птицы

В. Бутусов — И. Кормильцев

Черные птицы слетают с луны,
Черные птицы — кошмарные сны.
Кружатся, кружатся всю ночь,
Ищут повсюду мою дочь.

Возьмите мое золото,
Возьмите мое золото,
Возьмите мое золото,
И улетайте обратно.
— Нам не нужно твое золото,
Нам не нужно твое золото,
Заржавело твое золото,
И повсюду на нем пятна.

Черные птицы из детских глаз
Выклюют черным клювом алмаз,
Алмаз унесут в черных когтях,
Оставив в глазах черный угольный страх.

Возьмите мое царство,
Возьмите мое царство,
Возьмите мое царство,
И возьмите мою корону.
— Нам не нужно твое царство,
Нам не нужно твое царство,
Твое царство — яма в земле сырой,
И корона твоя из клена.

Возьмите тогда глаза мои,
Возьмите тогда глаза мои,
Возьмите тогда глаза мои,
Чтобы вас они не видали.
— Нам уже не нужны глаза твои,
Нам уже не нужны глаза твои,
Мы уже побывали в глазах твоих,
И все, что нам нужно, взяли.

В начало страницы ▲

Она ждет любви

А. Беляев, И. Копылов — И. Кормильцев

Она ждет любви с востока и запада,
Она ждет любви с юга и севера,
Любовь — это газ без цвета и запаха,
И дни, как листва, опадают с дерева .

Она зажигает спичку от спички,
Она не знает, как это опасно.
Она раздувает огонь по привычке,
Хотя всем ясно — пламя погасло.

Люди идут с молоком и сыром,
Несчастные люди, довольные миром.
Люди идут с простоквашей и хлебом
Несчастные люди, забытые небом.

Она так пьяна от этого воздуха,
Она влюблена в расческу и зеркало,
В груди ее голубь, не знающий отдыха,
В глазах ее звезды за тайною дверкою.

Ни вор, ни дурак ее не обидят,
Вещей золотых она не скрывает,
Она так стара для тех, кто не видит,
Она одинока для тех, кто не знает.

Люди идут с молоком и сыром,
Несчастные люди, довольные миром.
Люди идут с простоквашей и хлебом
Несчастные люди, забытые небом.

В начало страницы ▲

Новые легионы (Песня в защиту женщин)

В. Бутусов

Я вижу женщин шагающих смело,
Смело, уступом вперед.
Их станки победят, они знают,
Они знают, их время придет.

Они проносят тяжелые щиты из свинца,
Проходя под ударами молний,
И в каждой из них, словно в медленном танце,
Прорастают забытые корни.

Каждый гран металла должен чувствовать в себе сталь,
Мы в любой заготовке обязаны увидеть деталь!

Каждый пятый год мы вгоняем их в клетку со львом,
Эта практика требует от женщин работы с кнутом.
Но что мы скажем нашим детям,
Когда матери пойдут на войну.
Дети — чуткие люди, они сразу поймут,
Что в каждой из женщин под панцирной каской
Есть слабые корни, это просто опасно.

Видишь, злой генерал смотрит вслед нам, ступающим вдаль,
Бог мой, сколько витков соберет в себя эта спираль.

Что мы скажем нашим детям,
Когда матери пойдут на войну,
Что мы сделаем, к черту,
Когда женщина станет войной?

Но каждый гран металла должен чувствовать в себе сталь,
Мы в любой заготовке обязаны увидеть деталь!
Все тот же злой генерал смотрит вслед нам, ступающим вдаль,
Бог мой, сколько витков соберет в себя эта спираль.

В начало страницы ▲

Князь тишины

В. Бутусов — Э. Ади, перевод Л. Мартынова

По лунному свету блуждаю посвистывая,
Но только оглядываться мы не должны —
Идет, идет вслед за мной вышиной в десять сажен
Добрейший князь, князь тишины.

Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины.

И горе мне, если впал я в безмолвие
И уставился на лик луны —
Стон, треск — растоптал, стон, треск —
Растоптал бы меня, растоптал моментально
Добрейший князь, князь тишины.

Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины.

В начало страницы ▲
©2004-2016 "Компактная" дискография - Наутилус Помпилиус - Админ
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
Обсуждение редких отечественных компакт-дисков А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты...
На странице представлены тексты песен альбома Наугад группы Наутилус Помпилиус (Nautilus Pompilius), группы Ю-Питер и Вячеслава Бутусова.