Логотип сайта

Проекты с участием Вячеслава Бутусова или группы Ю-Питер


  1. Клен
  2. Как над нашею котельной
  3. Ванинский порт
  4. Гусарская
  5. Вариации на цыганские темы
  6. По морям, по волнам
  7. Варяг
  8. Лабрадор-Гибралтар
  9. Здравствуй, Москва!
  10. До свидания, Москва!
  11. Благодарный Мертвец
  12. Сурги и Лурги
  13. Одна в трехкомнатной квартире
  14. Рок-н-ролл мертв
  15. Воля и разум
  16. Любовь - это дым
  17. Это просто слова
  18. Бог-Superstar
  19. Дети минут

Тексты песен всех альбомов групп "Наутилус Помпилиус", "Ю-Питер" и Вячеслава Бутусова

Клен

Ю. Акулов — Л. Шишко

Там где клен шумит над речной волной,
Говорили мы о любви с тобой,
Облетел тот клен, в поле бродит мгла,
А любовь, как сон, стороной прошла.

А любовь, как сон, а любовь, как сон,
А любовь, как сон, стороной прошла.

Сердцу очень жаль, что случилось так.
Гонит осень вдаль журавлей косяк.
Четырем ветрам грусть-печаль раздам,
Hе вернётся вновь это лето к нам.

Hе вернётся вновь, не вернется вновь,
Hе вернётся вновь это лето к нам.

Hикчему теперь за тобой ходить,
Hикчему теперь мне цветы дарить.
Ты любви моей не смогла сберечь,
Поросло травой место наших встреч.

Поросло травой, поросло травой,
Поросло травой место наших встреч.

В начало страницы ▲

Как над нашею котельной

Митьки

Как над нашею котельной
Низко ходят облака,
Не хотим мы больше водки —
Дай, начальник, молока!

Хватит пить, братушки, водку,
Дайте нам воды простой —
Мы от водки не пьянеем,
Только мучимся башкой.

Не по водке я скучаю,
И вина я не хочу —
А скучаю я по чаю,
И еще по калачу!

Мы сегодня пить не будем,
Алкоголю не хотим.
Главное не пить сегодня —
Ну а завтра — поглядим.

В начало страницы ▲

Ванинский порт

Я помню тот Ванинский порт
И крик парохода угрюмый,
Как шли мы по трапу на борт
В холодные, мрачные трюмы.

От качки страдали зека,
Ревела пучина морская,
Лежал впереди Магадан —
Столица Колымского края.

Не крики, а жалобный стон
Из каждой груди вырывался:
— Прощай навсегда, материк! —
Ревел пароход, надрывался.

Будь проклята ты, Колыма,
Что названа Черной Планетой.
Сойдешь поневоле с ума —
Оттуда возврата уж нету.

Пятьсот километров тайга,
Где нет ни жилья, ни селений,
Машины не ходят туда,
Бредут спотыкаясь олени.

Я знаю, меня ты не ждешь
И писем моих не читаешь.
Встречать ты меня не придешь,
А если придешь — не узнаешь.

...

Будь проклята ты, Колыма,
Что названа Черной Планетой.
Сойдешь поневоле с ума —
Оттуда возврата уж нету.
Сойдешь поневоле с ума —
Оттуда возврата уж нету.

В начало страницы ▲

Гусарская

А кто там в траурной венгерке,
Чей взор исполнен дивных чар —
Я узнаю тебя, бессмертный
Александрийский лейб-гусар,
Я узнаю тебя, бессмертный
Александрийский лейб-гусар.

Пускай погибну безвозвратно
Навек, друзья, навек, друзья,
Но всё ж покамест аккуратно,
Пить буду я, пить буду я.
Но все ж покамест аккуратно,
Пить буду я, пить буду я.

Когда я пьян, а пьян всегда я,
Ничто меня не устрашит,
И никакая сила ада
Моё блаженство не смутит.
И никакая сила ада
Моё блаженство не смутит.

Без пиджака, в одном халате,
Шинель одета в рукава,
Фуражка тёплая на вате,
Чтоб не болела голова,
Фуражка тёплая на вате,
Чтоб не болела голова.

Сейчас я только полупьяный,
Я часто вспоминаю вас,
И по щеке моей румяной
Слеза катится с пьяных глаз,
И по щеке моей румяной
Слеза катится с пьяных глаз.

А утром перед эскадроном
В седле я буду строг и прям,
И взором медленным и томным
Ловить улыбки милых дам,
И взором медленным и томным
Ловить улыбки милых дам.

Я возвращался на рассвете,
Всегда был весел, водку пил,
На Петербургском факультете
Образование получил,
На Петербургском факультете
Образование получил.

Белеет парус одинокий
В житейском море, господа.
Привет, немытая Россия,
Гори, гори, моя звезда.
Привет, немытая Россия,
Гори, гори, моя звезда.

В начало страницы ▲

Вариации на цыганские темы

В. Высоцкий

В сон — мне желтые огни,
И хриплю во сне я:
— Повремени, повремени —
Утро мудренее!
Но и утром все не так,
Нет того веселья:
Оп, или куришь натощак,
Или пьешь с похмелья.

Припев:
Да эх раз, да еще раз
Да еще много-много-много, много раз
Да еще раз, еще много-много раз

В кабаках — зеленый штоф,
Белые салфетки.
Рай для нищих и шутов,
Мне ж — как птице в клетке!
В церкви смрад и полумрак,
Дьяки курят ладан.
Нет, и в церкви всё не так,
Всё не так, как надо.

Припев:
Да эх раз, да еще раз,
Да еще много-много-много, много раз,
Да еще раз, всё не так, как надо.

Я — на гору впопыпах,
Чтоб чего не вышло.
А на горе стоит ольха,
А под горою вишня.
Хоть бы склон увить плющом —
Мне б и то отрада,
Эх, хоть бы что-нибудь еще...
Все не так, как надо!

Припев:
Эх, раз, да что ты, да еще раз,
Да что ты, да еще много-много-много,много раз,
Да, еще раз, все не так, как надо.

Я тогда по полю, вдоль реки,
Света — тьма, нет Бога!
А в чистом поле васильки,
Дальняя дорога.
Вдоль дороги лес густой
С Бабами-Ягами,
А в конце дороги той —
Плаха с топорами.

Где-то кони пляшут в такт,
Нехотя и плавно.
Вдоль дороги все не так,
А в конце — подавно.
И ни церковь, и ни кабак —
Ничего не свято!
Нет, ребята, всё не так,
Всё не так, ребята!

Припев:
Эх, раз, да еще раз,
Да еще много-много-много-много раз,
Да еще раз, все не так, ребята.

В начало страницы ▲

По морям, по волнам

Я моряк, красивый сам собою,
Мне от роду двадцать лет.
Полюбил девицу всей душою —
Без любви веселья нет.

Припев (2 раза):

По морям, по волнам,
Нынче здесь — завтра там.
По морям, морям, морям, морям, эх,
Нынче здесь, а завтра там!

Я моряк, с акулами знаком,
Я с пеленок вырос моряком.
У меня дорога широка...
Вот какой характер моряка!

По морям, по волнам,
Нынче здесь — завтра там.
По морям, морям, морям, морям, эх,
Нынче здесь, а завтра там!

В начало страницы ▲

Варяг

Наверх вы, товарищи! Все по местам!
Последний парад наступает,
Врагу не сдается наш гордый Варяг,
Пощады никто не желает.

Все вымпелы вьются, и цепи гремят,
Наверх якоря поднимают.
Готовьтеся к бою! Орудия в ряд
На солнце зловеще сверкают.

Свистит, и гремит, и грохочет кругом,
Гром пушек, шипенье снарядов.
И стал наш бесстрашный и гордый Варяг
Подобен кромешному аду.

В предсмертных мученьях трепещут тела,
Гром пушек, и дым, и стенанья...
И судно охвачено морем огня...
Настала минута прощанья.

Прощайте, товарищи! С богом, ура!
Кипящее море под нами!
Не думали мы еще с вами вчера,
Что нынче умрем под волнами.

Не скажет ни камень, ни крест, где легли
Во славу мы русского флага.
Лишь волны морские прославят в веках
Геройскую гибель Варяга.

В начало страницы ▲

Лабрадор-Гибралтар

Д. Гуницкий — В. Бутусов

Песню звонкую пропела
И на изгородь взлетела
Птица в белых кружевах
И в шиншилловых мехах.

Гибралтар, Лабрадор,
За окном крадется вор.
Лабрадор...

Если спелая малина
Почернела без причины,
И осыпалась кора,
Значит кончилась игра.

Гибралтар, Лабрадор,
Из трубы свисает вор.
Лабрадор...

В желтом облаке Сансары
Вертолет страдает старый.
Не поет, закрыв свой рот,
Виртуозный полиглот.

Лабрадор, Гибралтар,
Начинается пожар.
Гибралтар...

Многоликие монголы
Пьют карбидовые смолы,
Турки скачут по гробам
Прямо в город Амстердам.

Лабрадор, Гибралтар,
Закрывается ангар.
Гибралтар...
Лабрадор, Гибралтар...
Гибралтар, Лабрадор...

В начало страницы ▲

Здравствуй, Москва!

Огоньки, полустаночки,
Темнота за окном
И чаек в подстаканничке —
Вот наш спальный вагон.
А колеса стучат, стучат,
Лязгают буфера,
До свидания, Ленинград —
В путь-дорогу пора!

Бологое промчалися,
Чай пора допивать.
И поспать бы часок, другой —
Завтра рано вставать.
А колеса стучат, стучат,
Лязгают буфера,
И соседи давно храпят,
Да и мне уж пора.

Выйду в тамбур с утра покурить —
Предрассветная мгла.
Вот уж окна зажглись вдали,
Это Химок дома.
А колеса стучат, стучат,
Мчимся мы на ура,
И по радио что-то кричат,
Собираться пора.

И колесами в такт раз-два,
Вон, перрон из вагона манит.
Все, приехали,
Здравствуй, Москва!

В начало страницы ▲

До свидания, Москва!

На перронах становится тише...

В начало страницы ▲

Благодарный Мертвец

А. Романов — А. Романов

Я встретил его на Ashbury с Haights,
Он шел вдоль машин, танцуя, смеясь,
В рваном пальто, башмаки на износ,
Волосы сеном, портсигар папирос.

Ему ни к чему ни время, ни ice,
Ему ни к чему стеклянный запас,
Ни марафет, ни кухнар, ни чабрец,
С ним заодно Благодарный Мертвец.

В Нью-Йорке чужой, в Москве только гость,
Он мчится в LA, он слоновая кость.
Он зубы акулы, он ус от кита,
Ему до звезды твоя прямота.

Он житель Вселенной, в бумажнике — pass,
Припудренный нос, он изысканней нас.
Несет он свободу, несет плод любви,
Но в ночь полнолунья его не зови.

Я покинул его на Ashbury с Hights,
Он так и не знал, чем радовать нас.
Прошло столько лет, так и с миром его
Его поколенье, его Божество.

Припев:
Нам ни к чему ни время, ни ice,
Нам ни к чему стеклянный запас,
Ни марафет, ни кухнар, ни чабрец
С нами всегда Благодарный Мертвец.

В начало страницы ▲

Сурги и Лурги

Э. Шклярский

Сурги и Лурги пройдутся по склону горы,
Сурги и Лурги в тугой облачатся наряд,
Сурги и Лурги — пленники странной игры.
Посмотришь на них, удивишься — такое творят.

Сурги и Лурги — стронники сдержанных мер,
Верёвочных петель и палок в умелых руках.
Сурги и Лурги — такие они и теперь,
Посмотришь на них, удивишься и вырвется — «ах!»

Сурги и Лурги, что им — им всё нипочём.
Сурги и Лурги над пропастью звонкой парят,
И лишь незаметно касаясь друг друга плечом,
Как это им удаётся — не говорят.

Медленно-медленно ходят по склону горы,
И только душа их мечтой запредельной полна.
Сурги и Лурги — пленники странной игры,
Ты вслушайся только в упругие их имена.

В начало страницы ▲

Одна в трехкомнатной квартире

М. Леонидов — Н. Фоменко

Дни и года положив на весы,
В комнате тихо бормочут часы.
Вновь снег,
Как завершается век,
Видят звезды...

На небосводе зажглись фонари,
Люди и вещи уснут до зари,
Ночь прочь,
Снег превращается в дождь,
Словно в слезы...

Она в трехкомнатной квартире одна,
Как в этом черном небе луна,
Одна в пустой квартире,
Словно в целом мире.

Мы прогулялись пешком по Луне
И отыскали Титаник на дне.
Старт, взлет —
Мир этот мчится вперед
С нами вместе.

Мы широки и горды, как орлы,
Цель велика, и потери малы,
Но, всё ж,
Разве наш бег так хорош,
Если

Она в трехкомнатной квартире одна,
Как в этом черном небе луна,
Одна в пустой квартире,
Словно в целом мире.

Она в трехкомнатной квартире одна,
Как в этом черном небе луна,
Одна в пустой квартире,
Словно в целом мире одна...

В начало страницы ▲

Рок-н-ролл мертв

Борис Гребенщиков

(Приведен исходный авторский текст)

Какие нервные лица — быть беде.
Я помню, было небо, я не помню, где.
Мы встретимся снова, мы скажем: «Привет!».
В этом есть что-то не то, но...

Рок-н-ролл мертв, а я еще нет,
Рок-н-ролл мертв, а я ...
Те, что нас любят, смотрят нам вслед,
Рок-н-ролл мертв, а я ... еще нет.

Отныне время будет течь по прямой.
Шаг вверх, шаг вбок, и их мир за спиной.
Я сжег их жизнь, как ворох газет,
Остался только грязный асфальт ,но

Рок-н-ролл мертв, а еще нет.
Рок-н-ролл мертв, а я....
Те, кто нас любят, смотрят нам всед,
Рок-н-ролл мертв, а я еще нет.

Локоть к локтю, кирпич в стене.
Мы стояли слишком гордо, мы платим втройне:
За тех, кто шел с нами, за тех, кто нас ждал,
За тех, кто никогда не простит нам то,

Что рок-н-ролл мертв, а мы еще нет.
Рок-н-ролл мертв, а мы...
И те, кто нас любят, смотрят нам вслед,
Рок-н-ролл мертв, мы еще нет.

В начало страницы ▲

Воля и разум

Андрей Большаков — Александр Елин

В глубокой шахте который год
Таится чудище-змей —
Стальные нервы, стальная плоть,
Стальная хватка когтей!

Он копит силы, лениво ждет,
Направив в небо радар.
Одна ошибка, случайный взлет —
И неизбежен удар.

Всё, во что ты навеки влюблен,
Уничтожит разом
Тысячеглавый убийца-дракон,
Должен быть повержен он!
Сильнее всяких войн
Воля и разум!

Смертельной данью обложен мир,
Лишен покоя и сна.
Многоголосо гудит эфир —
Опять на старте война.

Пока не поздно — спасайте мир,
Нельзя нам больше терпеть!
Пока мы вместе, то берегись,
Любому чудищу смерть!

Всё, во что ты навеки влюблен,
Уничтожит разом
Тысячеглавый убийца-дракон,
Должен быть повержен он!
Сильнее всяких войн
Воля и разум!

В начало страницы ▲

Любовь - это дым

Евгений Горенбург



В начало страницы ▲

Это просто слова

Евгений Горенбург



В начало страницы ▲

Бог-Superstar

Темная ночь, выбираюсь из клуба,
Сзади кто-то окликнул: «Эй, Буба!»
Прибавляю шаг, прикуриваю нервно,
Надо было выходить через служебный.
Снова голос: «Здравствуйте, Буба», —
И улыбается улыбкой беззубой,
Подмигивает подбитым глазом,
Кто такой — похож на всех сразу.

Он начал: «Ну ты, Серега, ковбой,
Слышал твою песню «Вечно молодой»,
Остальное творчество мне не понятно,
Неужели тебе самому приятно?»

Я говорю: «Но я-то ковбой,
А ты-то, дружище, кто будешь такой?
Ты при всей своей неопрятности
Нарываешься на неприятности».

Ответ был, как удар током:
— Я идол советского рока,
Прибыл с берега истины
Все наболевшее высказать.
Ты что творишь, ты погряз в пороке,
Кто так выглядит в русском роке,
Что за песни, сколько соплей,
Ты позоришь меня, Сергей!

— Поверь, мне больно говорить об этом,
Но почему ты не поешь дуэтом,
Все люди как люди, кто в Москве, кто в Австралии,
А ты с Шахриным все на Среднем Урале.
Если не будешь дружить с головой,
Не бывать тебе, Буба, суперзвездой.
Брось эти фокусы, иначе — конец,
Это приказ, Сергей Бобунец!

Сказал и исчез, словно ветер унес,
Кто это был и что он тут нес,
Может у него какое-то горе,
И что мне, повесится что ли?.

У каждого в роке свои пороки,
Давно пора извлекать уроки.
У каждого в роке свои пророки,
Белеет мой парус, такой одинокий.

В начало страницы ▲

Дети минут

Один любит рок, другой любит сок,
А третий идет по стране чудес.
Четвертый поет о трёх-четырёх,
Но какой в этом прок, какой в этом прок?

Раньше у нас было так много комнат,
Полных людей, полных идей,
А сейчас ничего, только рыба гниёт
С головы у фашистских детей.

Припев:
Дети минут никогда не поймут круговорота часов,
И придут на порог, и сломают дверь, и расколют чашки весов.
Они не верят в победы добра над злом, как в победы зла над добром,
Они знают, что у них есть только серый день, и они хотят жить этим днём,
Дети минут.

И один всё кричит, а другой всё молчит,
Ну а третий торчит, забивая болты,
А машине, которая шла на Восток,
Обломали рога менты.

Я хотел бы спросить, почему и зачем
Ты повесил на грудь золотую медаль,
В этом зале все думают так же, как ты.
А ты смотришь вдаль, ты смотришь вдаль.

Припев.

А ещё я хотел бы узнать, почему
Так легко променяли мы море на таз,
Но друзья тут же хором ответили мне:
— Ты не с нами — значит ты против нас.

Если это проблема, то она так мелка,
Если это задача, то она так легка,
Это дети минут ломают дверь,
Не заметив, что на ней нет замка.

В начало страницы ▲
©2004-2016 "Компактная" дискография - Наутилус Помпилиус - Админ
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
Энциклопедия редких компакт-дисков российских исполнителейHTML-pedia Все о ВЕБ-строительстве с самых азов. Как создать страничку...
На странице представлены тексты песен альбома Проекты с участием Вячеслава Бутусова или группы Ю-Питер группы Наутилус Помпилиус (Nautilus Pompilius), группы Ю-Питер и Вячеслава Бутусова.