Логотип сайта

Акустика. Лучшие песни


  1. Синоптики
  2. Всего лишь быть
  3. Наша семья
  4. Рвать ткань
  5. Взгляд с экрана
  6. Хлоп-хлоп
  7. Князь Тишины
  8. Бриллиантовые дороги
  9. Музыка на песке
  10. Тихие игры
  11. Эти реки
  12. Джульетта
  13. Летучая мышь
  14. Воздух
  15. Кто еще...

Тексты песен всех альбомов групп "Наутилус Помпилиус", "Ю-Питер" и Вячеслава Бутусова
Все издания альбома «Лучшие песни»

Синоптики

В. Бутусов — В. Бутусов

Синоптики белых стыдливых ночей,
Сумевшие выжить на лютом морозе,
Вы сделали нас чуть теплей, чуть светлей —
Мы стали подвижней в оттаявших позах.

Любимцы детей и задумчивых вдов,
Включившие джаз в коммунальных квартирах,
Я слушаю каждый ваш новый прогноз,
Пытаясь понять, в чем же тайная сила.

Какая надежда в вас,
Какая любовь,
Без песен, без праздников,
Без жестов, без слов.

Хранители тайны заморских богов,
Внушившие страх недоверчивым мамам,
Уводят девчонок под белый покров
И учат их там танцевать под тамтамы.

Любители кухни естественных блюд,
Гурманы травы и растительной пищи,
Вы дарите щедро кипящую ртуть,
И всюду вас любят, и всюду вас ищут.

Вселяя надежду в нас,
Вдыхая любовь,
Без песен, без праздников,
Без жестов, без слов.

Умельцы вязанья супружеских уз,
Не знавшие с детства ни женщин, ни ласки,
Вы знаете средство от долгих разлук,
Любая родня смотрит вслед вам с опаской.

Держатели акций безумных идей,
Вы слышите музыку медного Будды,
Вам ясен язык молчаливых детей,
Здесь каждую ночь совершается чудо,

Вселяя надежду в нас,
Вдыхая любовь,
Без песен, без праздников,
Без жестов, без слов...

В начало страницы ▲

Всего лишь быть

В. Бутусов — И. Кормильцев

Я могу взять тебя,
Быть с тобой,
Танцевать с тобой,
Пригласить тебя домой.
У меня есть дома рислинг и токай,
Новые пластинки, 77-ой «AKAI».

Твой мускус, мой мускул,
Это так просто — до утра вместе,
Но я уже не хочу быть мужчиной,
Но я уже не хочу.
Это так просто —
Я хочу быть всего лишь.

Я могу спеть тебе,
О тебе, про тебя,
Воспевать тебя.
Сострадать тебе и себе,
У меня есть дома эрудиция, эстампы,
Мягкие подушки и свет интимной лампы,
Маски, позы, два листа прозы,

Это так просто —
Сочинять песни,
Но я уже не хочу быть поэтом,
Но я уже не хочу.
Это так просто —
Я хочу быть всего лишь.

Когда надо пить,
Слыть, бить, выть,
Петь, брать, драть,
Жрать, петь, взять,

Мать твою так, быть
Всего лишь быть,
Так просто забить на это,
Но я уже не хочу быть поэтом
Но я уже не хочу,
Это так просто,
Сочинять песни
Всего лишь.

В начало страницы ▲

Наша семья

В. Бутусов — И. Кормильцев

В нашей семье каждый делает что-то,
Но никто не знает, что же делают рядом,
Такое ощущение, словно мы собираем
Машину, которая всех нас раздавит.

Наша семья — это странное нечто,
Которое вечно стоит за спиною,
Я просто хочу быть свободным, и точка!
Но это означает расстаться с семьею.

Кто здесь есть? Брат, сестра, тесть!
Смотрите на меня — я иду поджигать
В пижаме и с нелепым огнем,
Смотрите на меня, хотя бы потому,
Что я просто иду,
Я иду поджигать наш дом.

Есть белая овца среди черных овец,
Есть белая галка среди серых ворон,
Она не лучше других, она просто дает
Представление о том, что нас ждет за углом.

Что с вас взять, сын, дочь, зять?
Смотрите на меня, я почти Герострат.
Со свечкой и босиком
Вы выйдите впервые на проспект за углом
Хотя бы для того,
Чтобы взглянуть, как пылает наш дом.

В начало страницы ▲

Рвать ткань

В. Бутусов — И. Кормильцев

На городской помойке воют собаки,
Это мир, в котором ни секунды без драки,
Бог сделал непрозрачной здесь каждую дверь,
Чтобы никто не видел, чем питается зверь.

Папа щиплет матрасы, мама точит балясы
Под дикий рев мотоциклов детей,
Они смотрят программы, отмеряя стограммы,
Когда дети приводят блядей.

Все готово, чтобы рвать ткань,
Все готово, чтобы рвать ткань.
Сметана на бананах, молоко на губах,
Мы любим кого-то, но нас любит страх!

Какая тоска — не знать куда пойти,
Мы пойдем туда, где разрывается ткань.
В одну тюрьму из другой тюрьмы
Нас разбудили в такую кромешную рань.

Мне страшней Рамбо из Тамбова, чем Рамбо из Айовы,
Кто знает, я, возможно, не прав,
Но здесь тоже знают, как убивают,
И также нелегок здесь нрав!

Все готово, чтобы рвать ткань,
Все готово, чтобы рвать ткань,
Сметана на бананах, молоко на губах,
Мы любим кого-то, но нас любит страх!

В начало страницы ▲

Взгляд с экрана

В. Бутусов — И. Кормильцев

Она читала мир как роман,
А он оказался повестью.
Соседи по подъезду —
Парни с прыщавой совестью.
Прогулка в парке без дога
Может встать тебе слишком дорого,
Мать учит наизусть телефон морга,
Когда ее нет дома слишком долго.

Отец приходя не находит дверей
И плюет в приготовленный ужин,
Она старше чем мать,
Он должен стать ее мужем.
Первый опыт борьбы против потных рук
Приходит всегда слишком рано,
Любовь — это только лицо на стене,
Любовь — это взгляд с экрана.

Ален Делон говорит по-французски,
Ален Делон говорит по-французски,
Ален Делон не пьет одеколон,
Ален Делон пьет двойной бурбон,
Ален Делон говорит по-французски.

Парни могут стараться в квартирах подруг,
Она тоже бывает там.
Но это ей не дает ничего,
Кроме будничных утренних драм.
А дома совсем другое кино
Она смотрит в его глаза,
И фантазии входят в лоно любви
Сильней, чем все те, кто узнают ее.

Ален Делон говорит по-французски,
Ален Делон говорит по-французски,
Ален Делон не пьет одеколон,
Ален Делон пьет двойной бурбон,
Ален Делон говорит по-французски.

В начало страницы ▲

Хлоп-хлоп

В. Бутусов — В. Бутусов

Нас выращивали денно,
Мы гороховые зерна.
Нас теперь собрали вместе,
Можно брать и можно есть,
Но знайте и запоминайте:
Мы ребята не зазнайки,
Нас растят и нас же сушат
Не для того, чтоб только кушать.

Из нас выращивают смену,
Для того чтоб бить об стену,
Вас отваривали в супе,
Съели вас — теперь вы трупы.
Кто сказал, что бесполезно
Биться головой о стену?
Хлоп, на лоб глаза полезли —
Лоб становится кременным!

Зерна отольются в пули,
Пули отольются в гири,
Таким ударным инструментом
Мы пробьем все стены в мире!

Из нас теперь не сваришь кашу —
Стали сталью мышцы наши,
Тренируйся лбом о стену —
Вырастим крутую смену!
Обращайтесь гири в камни,
Камни обращайтесь в стены,
Стены ограждают поле,
В поле зреет урожай!

Здесь выращивают денно,
Ах, гороховые зерна,
Собирают зерна вместе —
Можно брать и можно есть их.
Хвать, летит над полем семя,
Здравствуй, нынешнее племя!
Хлоп, стучит горох о стену,
Вот мы вырастили смену!

Зерна отольются в пули,
Пули отольются в гири,
Таким ударным инструментом,
Мы пробьем все стены в мире!
Обращайтесь гири в камни,
Камни обращайтесь в стены,
Стены ограждают поле,
В поле зреет урожай!

В начало страницы ▲

Князь Тишины

В. Бутусов — Э.Ади, перевод Л.Мартынова

По лунному свету блуждаю посвистывая,
Но только оглядываться мы не должны —
Идет, идет вслед за мной вышиной в десять сажен
Добрейший князь, князь тишины.

Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины.

И горе мне, если впал я в безмолвие
И уставился на лик луны —
Стон, треск — растоптал, стон, треск —
Растоптал бы меня, растоптал моментально
Добрейший князь, князь тишины.

Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины,
Мой князь, князь тишины.

В начало страницы ▲

Бриллиантовые дороги

В. Бутусов — И. Кормильцев

Посмотри, как блестят бриллиантовые дороги,
Послушай, как хрустят бриллиантовые дороги.
Смотри, какие следы оставляют на них боги,
Чтоб идти вслед за ними, нужны золотые ноги,
Чтоб вцепиться в стекло, нужны алмазные когти.

Горят над нами, горят,
Помрачая рассудок,
Бриллиантовые дороги
В темное время суток.

Посмотри, как узки бриллиантовые дороги,
Нас зажали в тиски бриллиантовые дороги.
Чтобы видеть их свет, мы пили горькие травы,
Если в пропасть не пасть, все равно умирать от отравы
На алмазных мостах через черные канавы.

Парят над нами, парят,
Помрачая рассудок,
Бриллиантовые дороги
В темное время суток.

В начало страницы ▲

Музыка на песке

В. Бутусов — И. Кормильцев

У зеленой воды, у запаха тины,
Наблюдая восхищенно полет паутины,
Сумасшедший пацан бьет в пустую жестянку,
Сумасшедший пацан лупит в старую банку.

Музыка на песке,
Музыка на песке,
Музыка на песке,
Музыка на песке.

Из пустого пространства, из старой консервы
Извлекается звук, возбуждающий нервы.
Сумасшедший пацан бьет жутко и мерно
По заржавленным бакам, по огромным цистернам.

Музыка на песке,
Музыка на песке,
Музыка на песке.
Мы идем за ней, как звери,
И волнуемся в тоске,
Музыка на песке,
Музыка на песке.

У зеленой волны, у старого камня
Из драной рубахи он делает знамя,
Из ивовой ветки он делает саблю
И бормочет какую-то абракадабру.

Строит замки из песка,
Крутит пальцем у виска,
Строит замки из песка,
Крутит пальцем у виска.

Мы бросаем семьи, мы сжигаем деньги,
Деремся на свалке из-за гулкой канистры,
Кухонные женщины несут сковородки,
С ведром для бумаг вдаль уходят министры.

И под барабанный бой
Он зовет нас за собой,
И под барабанный бой
Мы спешим за ним, как крысы,
И скрываемся в прибой,
Музыка под водой,
Музыка под водой.

В начало страницы ▲

Тихие игры

В. Бутусов — В.Бутусов, Е.Аникина

Светлые мальчики с перьями на головах
Снова спустились к нам, снова вернулись к нам с неба.
Их изумленные утром слепые глаза
Просят прощенья, как просят на улицах хлеба.

Медленно, словно пугливые странные звери,
Еще не успев отойти от усталости сна,
Ищут на ощупь горшки и открытые двери,
Путаясь в спальных рубашках, как в ласках отца.

Тихие игры под боком у спящих людей
Каждое утро, пока в доме спят даже мыши...
Мальчики знают, что нужно все делать скорей,
И мальчики делают все по возможности тише.

Слушают шепот и скрип в тишине дальних комнат.
Им страшно и хочется плакать, но плакать навзрыд.
Им так до обидного хочется выйти из дома,
Что их пробирает неведомый маленький стыд.

Пока спят большие в своих неспокойных постелях,
Пока не заставят идти в белоснежном белье,
Их милые дети беспечно находят затеи,
И музыка их не разбудит, лежащих во сне.

Тихие игры под боком у спящих людей,
Каждое утро, пока в доме спят даже мыши...
Мальчики знают, что нужно все делать скорей,
И мальчики делают все по возможности тише.

В начало страницы ▲

Эти реки

В. Бутусов — И. Кормильцев

Васька Кривой зарезал трех рыбаков
Отточенным обрезком штыря,
Вывернул карманы и набрал серебром
Без малого четыре рубля.

Вытряхнул рюкзак и нашел в рюкзаке
Пол-бутылки дрянного вина,
Выпил вино и заснул на песке,
Стала красной речная волна.

Эти реки текут никуда,
Текут никуда не впадая.

Ваську Кривого повязали во сне
И отправили в город на суд,
Жарко нынче судейским — они, не таясь,
Квас холодный стаканами пьют.

А над ними — засиженный мухами герб,
Страшный герб из литого свинца,
А на нем — кровью пахаря залитый серп
И молот в крови кузнеца.

Эти реки текут никуда,
Текут никуда не впадая,

Ваську Кривого, разбудив на заре,
Без оправки ведут в коридор.
Глухой коридор и щербатый кирпич,
И кафелем выложен пол.

Божья мамочка билась у входа в тюрьму
О железную дверь головой,
Но с кафельной плитки васькину кровь
Смыл водою из шлангов конвой.

Эти реки текут никуда,
Текут никуда не впадая.

В начало страницы ▲

Джульетта

В. Бутусов — И. Кормильцев

Джульетта лежит на зеленом лугу
Среди муравьев и среди стрекоз.
По бронзовой коже, по нежной траве
Бежит серебро ее светлых волос.

Тонкие пальцы вцепились в цветы,
И цветы поменяли свой цвет.
Расколот, как сердце, на камне горит
Джульетты пластмассовый красный браслет.

Судья, если люди поймают его,
Ты по книгам его не суди,
Закрой свои книги — ты в них не найдешь
Ни одной подходящей строки.

Пусть никто никогда не полюбит его,
Пусть он никогда не умрет.

Джульетта лежит на зеленом лугу
Среди муравьев и среди стрекоз.
Муравьи соберут ее чистую кровь,
А стрекозы возьмут нектар ее слез.

Тонкие пальцы вцепились в цветы,
И цветы поменяли свой цвет.
Расколот, как сердце, на камне горит
Джульетты пластмассовый красный браслет.

Отпусти его с миром и плюнь ему вслед,
Пусть он с этим проклятьем уйдет.
Пусть никто никогда не полюбит его,
Пусть он никогда не умрет.

В начало страницы ▲

Летучая мышь

В. Бутусов — И. Кормильцев

Светла, как печаль, безмятежна, как сон,
Ты влетаешь, как птица, садишься на пальцы —
И я снова спасен.
Беззаботная лень, безымянная тень,
Ты накроешь мой дом туманным крылом,
И закончится день.

Но в безлунную ночь, как бездомная дочь,
Не выдержав счастья, по зову ненастья
Ты уносишься прочь,
Оставляя мне пыль, оставляя мне прах,
Унося мою душу мерцающим камнем
В бессильных когтях.

Ведьма или ангел, птица или зверь,
Вернись, я оставлю открытым окно
И незапертой дверь.
Смерть или спасенье, свет ты или тьма,
Если не вернешься — я впервые узнаю,
Как сходят с ума.

Мое отраженье — лицо мертвеца —
Плывет без движенья в глубинах зеркал
В ожиданьи конца.
Но если ты принесешь назад талисман —
Иней на стеклах без дыма сгорит
И разгонит туман.

Ведьма или ангел, птица или зверь,
Вернись, я оставлю открытым окно
И незапертой дверь.
Смерть или спасенье, свет ты или тьма,
Если не вернешься — я впервые узнаю,
Как сходят с ума.

Но если ты опоздаешь хотя бы на миг —
Они треснут, как лед, и на пол упадет
Снежно-белый старик
И камень в когтях станет серым свинцом,
И ты рухнешь бессильно, разбив свои крылья,
Рядом с мертвым лицом.

Ведьма или ангел, птица или зверь,
Вернись, я оставлю открытым окно
И незапертой дверь.
Смерть или спасенье, свет ты или тьма,
Если не вернешься — я впервые узнаю,
Как сходят с ума.

В начало страницы ▲

Воздух

В. Бутусов — И. Кормильцев

Когда они окpужили дом,
И в каждой pуке был ствол,
Он вышел в окно с кpасной pозой в pуке
И по воздуху плавно пошел.

И хотя его руки были в кpови,
Они светились, как два кpыла,
И поpох в стволах пpевpатился в песок,
Увидев такие дела.

Воздух выдеpжит только тех,
Только тех, кто веpит в себя.
Ветеp дует туда, куда
Пpикажет тот, кто веpит в себя.

Они стояли и ждали, когда
Он упадет с небес,
Но кpасная pоза в его pуках
Была похожа на кpест.

И что-то включилось само собой
В каpмане полковничьих бpюк,
И чей-то голос так гpомко сказал,
Что услышали все вокpуг:

— Воздух выдеpжит только тех,
Только тех, кто веpит в себя.
Ветеp дует туда, куда
Пpикажет тот кто веpит в себя.

А полковник думал мысль
И pазглядывал пыль на pемне:
— Если воpы ходят по небесам
Что мы делаем здесь, на земле?

Дети смотpят на нас с высока,
И собаки плюют нам вслед,
Но если никто мне не задал вопpос,
Откуда я знаю ответ,

Что воздух выдеpжит только тех,
Только тех, кто веpит в себя.
Ветеp дует туда, куда
Пpикажет тот, кто веpит в себя.

В начало страницы ▲

Кто еще...

В. Бутусов — И. Кормильцев

Если ты хочешь любить меня — полюби и мою тень,
Открой для нее свою дверь, впусти ее в дом.
Тонкая, длинная, черная тварь прилипла к моим ногам,
Она ненавидит свет, но без света ее нет.

Если ты хочешь — сделай белой мою тень,
Если ты можешь — сделай белой мою тень.
Кто же, кто ещё, кроме тебя?
Кто же, кто ещё, если не ты?

Если ты хочешь любить меня — приготовь для нее кров.
Слова ее — всё ложь, но это мои слова.
От долгих ночных бесед под утро болит голова,
Слезы падают в чай, но чай нам горек без слез.

Если ты хочешь — сделай белой мою тень,
Если ты можешь — сделай белой мою тень.
Кто же, кто ещё, кроме тебя?
Кто же, кто ещё, если не ты?

В начало страницы ▲
©2004-2016 "Компактная" дискография - Наутилус Помпилиус - Админ
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
Энциклопедия редких компакт-дисков российских исполнителейHTML-pedia Все о ВЕБ-строительстве с самых азов. Как создать страничку...
На странице представлены тексты песен альбома Акустика. Лучшие песни группы Наутилус Помпилиус (Nautilus Pompilius), группы Ю-Питер и Вячеслава Бутусова.