Свердловск катит!!!

Комарова Н.. Журнал «Зомби» №10, 1987 г.
Обработка: naunaunau.narod.ru, март 2018 г.


Наутилус Помпилиус

/Класс головоногие моллюски, подкласс четырехжаберные/— является единственным современным представителем отряда четырехжаберных головоногих, чрезвычайно распространенных в палеозойскую и мезозойскую эпохи. Обладает наружной известковой раковиной 15-20 см в поперечнике, без пупка, молочно-белого цвета с красно-бурыми полосами, с блестящим перламутровым слоем внутри. Жители Индонезии ловят наутилусов в верши с дохлыми крысами. А из раковин делают украшения, посуду, пуговицы. Мясо их едят на многих островах Тихого океана. Наутилусы раздельнополы. Половые продукты, достигнув зрелости, через особые выводные каналы выходят наружу в специальных "пакетах" со спермой. Здесь моллюск подхватывает их одной из своих щупалец и "преподносит" самке. Сперматофоры /"пакеты со спермой"/ прикрепляются самцом к складкам ротового конуса самки.


С этих минетных настроений, навеянных научной литературой, начался наш разговор с Вячеславом Бутусовым, руководителем глубоководнопериферийной группы из г. Свердловска "Наутилус Помпилиус". Ощущения были тем остры, что губы касались мембраны телефонной трубки, а рука сжимала нечто, напоминающее пластмассовый член.

И вот, под возбуждающие трески и шорохи междугородной линии, началось то, что журналист Миша назвал бы: секс, секс, порнография! Иными словами, речь идет об интервью В. Бутусова корреспонденту журнала "Зомби".

— Самое начало — это 1961г., когда в космос полетел Юрий Гагарин и родился Дмитрий Умецкий. Он как только вылез оттуда, так сразу и задумал все это безобразие. И как-то так получилось, что одновременно в один день и час в г. Ростов-на-Дону двинулся Умецкий, а из Красноярска Ханты-Мансийского округа Бутусов. Встретились в г. Свердловске и сразу начали вместе беспрерывно пить портвейн.

1978 год можно считать годом официального сбора группы. Мы были еще без названия, играли на танцах в колхозах. Докатились даже до БАМа, где Умецкий выбрал место с романтическим названием Кунерма /что в переводе с бурятского означает — Гнилое Место/ и торжественно вбил в полотно железной дороги века Золотой Костыль. Так что след свой в истории он оставил. Мы с Умецким два столпа группы. Я считаю, что лидер — я, он считает — что он. Вот, сидит рядом, бьется головой об стол (в телефонной трубке что-то особенно интимно захрумкало).

В 1982 году мы стали называться "Али-Баба и 40 разбойников" и записали свой первый альбом с таким же названием. В 1983 году — впопыхах перед отпуском, еще один альбом "Переезд", в котором перемыли кости всем венгерским поэтам. У Умецкого какие-то давние счеты с венграми. Мы уже были "Наутилусом". Просто "Наутилусом". Это потом Илья Кормильцев про головоногих моллюсков вычитал. Он ведь у нас самый умный. Химик по образованию, работает переводчиком. В наше дело внес могучую лепту. Вообще-то он человек нежный, к нему требуется милейшее внимание, как к женщине.

В 1985 году сидя в чужой квартире, заставленной пустыми бутылками, мы записали альбом "Невидимка" — образец подражания великой свердловской группе "Урфин Джюс". Это было переломной вехой в жизни нашей команды, мы как бы разорвали кольцо немоты, неизвестности, блокады. О нас узнали... в радиусе 1 километр от Свердловска.

В 1986 году выступили на городском фестивале с программой "Разлука". С этого времени начался период, который я называя периодом "гоняния балды". С января 1987 года почти каждую неделю выезжаем на гастроли в разные города и села. Это очень мешает. Единственное место, где нам с Умецким хочется выступать, это Ханты-Мансийск — столица советского хард-рока и хеви-металла. Мы будем играть, а ханты и манси будут танцевать фольклорные танцы. Здорово! Кстати, у Димы любимый певец — Кола Белды. И он всех людей делит на тех, кому нравится Кола Белды и кому Кола Белды не нравится. Умецкий и в Москве на фестивале в Черноголовке будет ко всем с этим приставать. Готовьтесь там.

— Что ты думаешь о модной сейчас теории фольклорных корней рока?

— Никакого отношения к фольклору мы не имеем. Какой к черту фольклор?! Какие корни?! Это если только ученые всякие начнут копать, так нарочно что-нибудь откопают. Стилизовано-народная песня "Разлука" в начале программы — это просто под настроение подошло. Нашли бы подходящую песенку вьетнамскую — ее бы вставили. У нас все от настроения зависит, от семьи, работы, финансов. Мы очень нестабильны. Вялые, дохлые, ничего не надо. Нет внутренней энергии, берем ее со стороны, а потом на сцене, в записи разряжаемся. Запись, основной материал, важнее, а концерты приятнее. Сцена помогает: дает окраску основе, дает возможность ощутить внутренний образ себя.

4-5 апреля 1987года было два выступления "Наутилуса Помпилиуса" в Ленинграде, причем один из концертов — с "Аквариумом". В. Бутусов даже в похмельно-расслабленно-безголосом состоянии после субботней попойки при встрече с Северной Пальмирой, был, вне сомнения, эффективней и энергичней БГ, хотя их все время хочется сравнить.

Помню Аквариум в 1983 году: высокий, красивый супермен Боб с властными руками и статичным напряженным торсом. И вот сейчас — вокалист "Наута", такой же худощавый, напряженный, хотя он о своем имидже в этой программе говорит: это замкнутый, измученный человек.

В телефонную трубку с удвоенной старательностью заползают придонные океанские шорохи.

— Об Аквариуме? Все очень близко. Хочется говорить о простых вещах. Видел БГ всего два раза. Похож имидж? Мне просто на сцене так комфортно. Это идет от внутреннего мира, от некоторых черт характера. Не бегаю по сцене, потому что боюсь сделать что-то лишнее. Да и Диму Умецкого могу скомпрометировать. Он мне не разрешает двигаться. Сам-то прыгает, как хочет, ему ведь на сцене делать нечего. А раньше мы все такой бодряк давили. В духе парагвайских симулянтов. Пестрые, суетливые. Потом все мрачнее и мрачнее. На последнем городском фестивале 27-29 мая этого года показали новую программу "Никоммуникация". В зале все орали, потому ни мы, ни они ничего не слышали. Хочется сделать что-то, изменить. В качестве эксперимента пытаемся отойти от агрессивности и призывов предыдущей программы. Политикой я не интересуюсь, но приходится.

— У вас есть очень резкие стихи:

"Одни слова для кухонь,
Другие для улиц.
Здесь сброшены орлы
Ради бройлерных куриц"
/И.Кормильцев/
или:
"Зерна отольются в пули,
Пули отольются в гири,
Таким ударным инструментом
Мы пробьем все стены в мире".

Вдумываешься ли в их взрывоопасность? Как к ним относишься?

— Элементарно: да, это призыв. Много делается бессмысленного ради бессмысленного. Да "Шар цвета хаки" — это не просто антивоенная песня, это пацифистская песня. Мы все понимаем и осознаем. Для нас нет неразборчивых текстов. Никто не заставит петь то, что не хочу. Поэтому даже не думаю о профессиональной сцене. Хотя в группе есть профессиональные музыканты.


Далекие голоса между Уралом и Москвой чертовски мешали. Ухо, прижатое к телефонной трубке, распухло и покраснело.

— Дай на самого себя и на каждого из ребят по одной строчке, уложи все-все компактно, как пакеты со спермой в складках наутилуса.

Д. Умецкий — бас-гитара — архитектор, очень рассудительный и очень положительный во всех отношениях.

Алексей Могилевский — саксофон — профессиональный музыкант, человек легко ранимый, очень талантливый, требовательный к себе.

Алексей Хоменко — клавиши — золотой человек, профессиональный музыкант, работавший когда-то с Новиковым.

Виктор Комаров — клавиши, заслуженный деятель Свердловской филармонии, озвучивает разные концерты, архитектор по профессии, музыкант по образованию.

Альберт Потапкин — ударные — профессиональный музыкант, еще один золотой парень.

Наш средний возраст 25 лет. Мне тоже 25. Я — мазохист, сентиметалист, вокалист, архитектор. Метро проектирую. Любимые цвета — черный, немного белого с оранжевым.

— Без вопроса о блондинках, брюнетках у "Зомби" не принято. Кого ты предпочитаешь?

— Блондинок — в семейных отношениях, брюнеток — вне.

— Пожелание самому себе.

— Заняться чем-нибудь дельным

Телефонный аппарат перегруженно затихает.

— Чуть не забыла самое главное, — кричу я, — Без этого нельзя! В каком стиле играет "Наутилус Помпилиус"?

Тонущий голос Славы еще пытается что-то членораздельно выдавить:

— День ото дня мы совершенствуем определение своего стиля. Неделю назад решили, что это постмодернизм. Да вот тут Умецкий рвется к телефону: ньюонанизм.

... низм....низм....хизм...— доносится эхолотное отражение. И... тишина самопроизвольно отключившегося аппарата.

Возвращаю на место влажную, обмякшую трубку. Устало пульсирует жилка на руке.


ЧайФ — "Нам всё пофиг, мы с покоса"

Я никогда не слышала об этой команде, и без особого интереса вошла в зал ЛДМа, кстати сказать полупустого. Мысленно пожалела ребят, прилетевших в такую даль, где никого не заинтересовало их дурацкое название.

Все время их выступления я изъяснялась исключительно изумленно-восторженными междометиями. Просто растерялась от того что было на сцене. Кайф! Публики было немного, но, по-видимому, дураков среди них не было. Все сразу почувствовали фишон (это по-свердловски "чуствовать стеб").

Гопникообразные мальчики выдавали так называемый "подзаборный рок". Жидковатый саунд терялся за вольным, нарочито развязным вокалом паренька в курточке и лимитском картузике из кожезаменителя.

"Ко мне приходили двое из ТЮЗа,
Они предлагали запись Карузо.
Они говорили: "Не пой своих песен".
Они говорили: "Знай свое место".

Яркая мимика, характерные реплики между песнями, разговорная лексика в текстах создавали ощущение целостной, очень колоритной программы, заставляли вспоминать раннего Майка.

Зомби (З): К какому музыкальному стилю вы себя сами причисляете?

Чайф (Ч): Есть элемент панка. Да, уральский панк. Других у нас таких нет. Разве что группа "Степ", но они почему-то считают, что играют хэви-металл. Между прочим, в программе "Чайф" есть такая песня "Исповедь металлиста", или "Дуля с маком", которая появилась после ряда публикаций в "Комсомольской правде" и "Собеседнике". Полное стебалово!

— Значит такой базар... — донеслось со сцены.

При кажущейся статичности на сцене, каждый музыкант очень артистичен. Вот гитарист, псевдохардовым имиджем и ужимками дебила, время от времени меняет гитару на электробалалайку, которую держит в том же классическом рокерском упоре на баскете, что и гитару.

— Живем мы плохо.

— Просто по-другому. Мы же на Урале. Пашем. Трудимся.

— Кругом заводы, трубы... Никому ничего не нужно.

— Чувствуем влияние Питера. Общие корни. А Москва... ну вот альбом группы "Доктор" понравился. Этот, ну как его...

— "Кома"?

— Вот-вот. "ДК"? Нет. Они эстеты, косят под наших. Позерство сплошное. У них это поза, а не позиция. Это разные вещи.

Во время исполнения "Квадратного вальса" вокалист дудел в какие-то странные трубы. Обернулись к сидящему рядом Пантыкину:

— Что это?

— Брандспойты.

Потом за кулисами рассмотрели: действительно разные части пожарных брандспойтов. А звучало клево!

Бас-гитарист был одет один к одному Б. Сологуб из ранних программ "Странных игр".

З: Вы видели на сцене ленинградскую группу "Странные игры"? Откуда такой имидж?

Ч: Не только не видел, но даже не слышал ее. До всего сам дошел.

З: А влияние видно есть?

Ч: Это у вас все тут имеется. Сейчас вот "Секс пистолз" посмотрели. Здорово. У нас только пластинки изредка. Что слушаем? "Мэднесс", "Клэш" нравится.

Вспоминаю концерт:

"Наш гимн жестче,
Но может светлей.
За каждой строчкой
Мы видим людей".

"Чайф":
Владимир Шахрин — вокал, текст, руководитель
Владимир Бегунов — гитара.
Антон Нифантьев — ударные.
Алексей Густов — оператор.
Цикл песен "А у нас во дворе".


1986 год. Наутилус , Свердловск (зарубк... Все статьи 1987 года 1987 год. Песни, которых мы не знаем...

©2004-2018 "Компактная" дискография - Наутилус Помпилиус - Админ
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты... А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты... А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты...