Какого черта! Бутусов.

Элина Николаева. Радио «Эхо Москвы», 2004 г.
Обработка: naunaunau.narod.ru, август 2013 г.


Э. Николаева — Обычно загадками бывают женщины. Но вот загадка мужского рода. Мало того, он из мира рока и прочей современной музыки. Вячеслав Бутусов. Когда я разговаривала с его пресс-секретарем и объясняла, что программа называется "Какого черта", что Вячеслав должен выпускать пар и быть чем-то недоволен, вот, что его волнует? — Да ничего его не волнует, он пофигист, — ответила мне девушка — пресс-секретарь. Здравствуйте, Слава.

В. Бутусов — Здравствуйте.

Э. Николаева — Вячеслав, может я ослышалась? Может вы пацифист, а не пофигист?

В. Бутусов — Да я, в общем-то, стараюсь не быть ни тем, ни другим по возможности своих сил.

Э. Николаева — А кто же вы, Вячеслав?

В. Бутусов — Все зависит от того, насколько острой должна быть формулировка, которая вас интересует. Насколько острая, я имею в виду, или широкая? Насколько развернутая?

Э. Николаева — Хорошо, сейчас мы ударимся в большую и широкую очень тему философствования. И переходим к следующему вопросу, тем не менее, законы шоу-бизнеса предполагают, что такая звезда, как вы, должна ходить на радиостанции, давать интервью, и вы сейчас вроде бы как на работе.

В. Бутусов — Ну, я бы назвал это своей общественной обязанностью.

Э. Николаева — Ну кто вас обязал-то, Слав?

В. Бутусов — Общество.

Э. Николаева — Да? Пришло такое общество, и говорят, ну, Славик, обязываю тебя, давай?

В. Бутусов — Оно и не уходило никуда.

Э. Николаева — Хорошо. Давайте ваше блиц-интервью о работе, тем не менее. Группа "Наутилус Помпилиус" дала первый концерт в Москве, в каком году это было?

В. Бутусов — Не буду обманывать, потому что я не помню. Но дала.

Э. Николаева — Я помню, это было в "Олимпийском".

В. Бутусов — Да?

Э. Николаева — Да.

В. Бутусов — Ну, вполне возможно. И это не факт, что это первый концерт был, вот в чем вопрос.

Э. Николаева — Для Москвы...

В. Бутусов — Ну да.

Э. Николаева — Что вы делали в группе, кроме как пели?

В. Бутусов — Я был фронт-мэном, на мне лежала большая ответственность.

Э. Николаева — Большая и общественная работа. Ответственность за что? За удачное выступление группы?

В. Бутусов — Ну, это в последнюю очередь. А в первую очередь я должен был писать тексты и музыку.

Э. Николаева — Слав, а по-моему вы еще там выступали как гитарист?

В. Бутусов — Да, потому что был такой период, когда кроме меня этого никто не мог сделать.

Э. Николаева — Когда закончилась эра "Наутилуса"?

В. Бутусов — не знаю, наверное, как сразу началась, так сразу и закончилась. Мне так не кажется почему-то.

Э. Николаева — Но это связано как-то с задачей? То есть началась и тут же должна заканчиваться?

В. Бутусов — Нет, поскольку задач никаких не было, то слава богу по моим подсчетам это безболезненно закончилось.

Э. Николаева — После "Наутилуса" самым успешным вашим проектом была запись с "Дэдушками" из Питера. Про Настасью мне песня нравится. Я не ошибаюсь?

В. Бутусов — У меня другое субъективное мнение, что более удачным для меня, например, был альбом "Овалы".

Э. Николаева — Ага. Это что такое-то?

В. Бутусов — Ну, это такой легкий налет инфантилизма. Я, помню, перелопатил очень много детской всякой литературы, в частности "Сказки тетушки Гусыни", и так далее. То, что называется народными стишками, ну и сделал такой альбом. Но почему-то песня одна, не вписывающаяся в этот альбом, она стала относительно популярной.

Э. Николаева — А какая песня?

В. Бутусов — "Берег".

Э. Николаева — А напеть можно?

В. Бутусов — К берегу спешат пароходы, к берегу ...

Э. Николаева — Плывут поезда

В. Бутусов — Ну, типа того. Я запутался, я все время путаюсь.

Э. Николаева — Слав, а что такое проект "Ю-Питер".

В. Бутусов — Это собрание людей, близких, как им кажется, по духу. Такое товарищество, способное выполнять любые задачи.

Э. Николаева — А кстати, вы говорите, что забыли текст слов, а так часто бывает по-моему у музыкантов, у артистов, да? Когда они свои собственные слова забывают.

В. Бутусов — У меня это очень часто получается.

Э. Николаева — Это в связи с чем, это старческое уже?

В. Бутусов — Потому что когда я начинаю думать, как правильно петь, я тут же начинаю забывать, потому что контролировать и думать, исполнять одновременно я видимо не в состоянии.

Э. Николаева — То есть, надо как-то на автопилоте, тогда оно само льется. Не надо ни о чем думать.

В. Бутусов — Ни о чем. По крайней мере, об этом главное. Можно о чем-нибудь другом думать, например.

Э. Николаева — Слав, вас редко крутят по радио. Это следствие пофигизма, или вы попадаете в так называемый неформат?

В. Бутусов — Нет, я думаю, что мы не попадаем в формат всеобщего внимания, но это естественно, потому что редко кто может похвастаться, что на протяжении 100 лет крутился с постоянной частотой.

Э. Николаева — Ну, мне кажется, вы скромничаете, Вячеслав Бутусов, все-таки внимание общества к вашему творчеству велико.

В. Бутусов — Ну, может быть, но я имею виду, что это хорошо, но оно такое спокойное, это внимание, мне оно очень импонирует.

Э. Николаева — Может, потому что вовремя не проплачиваете кому надо на радиостанциях?

В. Бутусов — Чтобы гвалта не было?

Э. Николаева — Нет, в которых вы неформат.

В. Бутусов — Ну да, мы, в общем-то стараемся не раздувать страсти-мордасти

Э. Николаева — Страсти-мордасти, это если вы не проплачиваете, если меньше платят, меньше крутят. А народная все равно любовь есть, потому что диски выходят.

В. Бутусов — Ну и поэтому тоже, и еще концерты мы играем.

Э. Николаева — А как часто, кстати?

В. Бутусов — Да непрерывно.

Э. Николаева — Ну, сколько раз в месяц вы выезжаете на гастроли из Питера? Из своего Ю-Питера?

В. Бутусов — Ну если мы не связано, что мы каждый раз летим из Петербурга на место концерта, потому что иногда все в связке это происходит, то ну, 15 это минимум.

Э. Николаева — В месяц концертов? А в Питере часто даете концерты?

В. Бутусов — Очень редко.

Э. Николаева — А что так не любите петербуржцев?

В. Бутусов — Мы любим.

Э. Николаева — Они не очень?

В. Бутусов — Нет, они тоже любят, но сейчас не то время.

Э. Николаева — А какое не то?

В. Бутусов — Мы не совсем подходим сейчас для этого. Не совсем уместны и не совсем своевременны.

Э. Николаева — У вас, мне кажется, такие песни вневременные?

В. Бутусов — А видимо это не имеет значения.

Э. Николаева — По настроению общества, да?

В. Бутусов — Ну, да, да.

Э. Николаева — Так, а все-таки 15 концертов, которые вы выезжаете в месяц, вы все-таки наверное по другим городам гастролируете, а там настроение у людей отличается от петербургского?

В. Бутусов — Ну, в целом, конечно, нет.

Э. Николаева — Ну, 15-ти хватает?

В. Бутусов — Смотря для чего...

Э. Николаева — Для выплеска души.

В. Бутусов — А это не зависит. Количество хороших концертов не зависит от количества концертов вообще. Они могут подряд произойти. А могут вообще не происходить.

Э. Николаева — Вот первую пластинку "Юпитера" радио просто проигнорировало. Такие названия песен "Сердце камня", "Я покидаю Землю", "Могила младших сестер" — замечательные вещи. А вместо этого почему-то раскручивали совсем попсовую "Песню идущего домой", а теперь "А за окном мелькают дни". Почему?

В. Бутусов — Ну, вы все правильно рассказали, именно так и происходило. А вот почему, я не знаю, разве кому-нибудь интересно то, что уже произошло?

Э. Николаева — У вас есть какое-то объяснение ваше лично? Мне интересно, например, Слав.

В. Бутусов — Объяснение чему? Почему так все происходит?

Э. Николаева — Ну, почему так вот выбирают, ту или иную песню конкретно?

В. Бутусов — Откуда я знаю, как они это делают, вам это виднее.

Э. Николаева — Нам, радиостанциям? Которые программные директора.

В. Бутусов — На них же большая ответственность. Я представляю себе, как нужно попотеть, чтобы что-нибудь выбрать, а что-то отбросить.

Э. Николаева — Кстати, вы что, увлекаетесь закольцованными стихами? "А за окном мелькают дни"

В. Бутусов — Да. Ну, не то, чтобы увлекаюсь, просто использую, как прием.

Э. Николаева — Какие еще приемы используете?

В. Бутусов — Ну, всякие головоломки там, трехмерные, двухмерные. Не важно, все зависит от размера конструкции...

Э. Николаева — Которая в данный момент в вашей сложилась голове.

В. Бутусов — Да, которую я пытаюсь конвертировать.

Э. Николаева— Вячеслав, а какого черта вы себе изменили? Забросили рок, ушли в какой-то непонятный стиль, в электронику, в эту конвертацию? Надоело быть властителем дум, как батька Шевчук?

В. Бутусов — Ну, тут Юрий Юлианович вообще ни при чем, не вижу, не вижу связанного с каверзным, то, что вы про меня сказали. Но властителем дум, это тяжкое бремя, сразу могу сказать, это от государства сразу бесплатный "Панадол" надо на всю жизнь вагонами.

Э. Николаева — От государства бесплатно ничего не бывает.

В. Бутусов — Ну, тем более тогда, вообще разговор бессмысленный. С чего мы начали?

Э. Николаева — Начала с того, что вы себе изменили, рок забросили.

В. Бутусов — Я могу сказать, что со мной практически ничего не изменилось, так, поболтало меня в разные стороны, но в общем, я вернулся к тому, на чем остановился, и понял, что зря время потерял. Так что со мной ничего не изменилось.

Э. Николаева — А это как-то конкретизировать можно, в каком стиле вы сейчас играете?

В. Бутусов — Даже понятия не имею, и даже меня это не интересует.

Э. Николаева — Как это все называется, да?

В. Бутусов — Да.

Э. Николаева — В общем, как бы оценивая и подытоживая сказанное, и оценивая ваше последнее творчество, я так понимаю, вы ушли от действительности, Слав.

В. Бутусов — По-моему, не было еще такого человека в истории человечества, который бы смог уйти от действительности. Может быть, каким-то косвенным образом Иисус Христос, ну в общем, это уже другая история.

Э. Николаева — Ну, самое главное, чтобы это не было, как у наших исполнителей, сегодня популярен металл, они поют металл, завтра популярен рэп — они начинают руками махать, быть рэперами такими.

В. Бутусов — Ну, я считаю, что это как раз люди из плеяды очень трудолюбивых. В более широком смысле в народе их называют пытливыми. Потому что они действительно постоянно обязаны чем-то заниматься, быть в активном тонусе, судя по всему. Поэтому, им приходится очень много работать.

Э. Николаева — Вы же тоже как-то экспериментируете с собою?

В. Бутусов — Я — нет.

Э. Николаева — Но много работать тоже приходится?

В. Бутусов — Что я, Франкенштейн что ли?

Э. Николаева — Почему редко ходите на радио, совершенно нечастый гость на телевидении.

В. Бутусов — Я так не люблю без дела болтаться.

Э. Николаева — А чего пришли на радио "Эхо Москвы"?

В. Бутусов — Пригласили.

Э. Николаева — Ну, у вас дело какое-то, из Питера прилетели?

В. Бутусов — Ну, вот я сижу здесь, это одно из тех дел, которые в общем-то считаются официальными, не моими.

Э. Николаева — Общественными?

В. Бутусов — Да.

Э. Николаева — А ваши какие дела, Слав? Сибарит вы все-таки? Философ?

В. Бутусов — Вы мне объясните, что это такое, я не знаю, что такое сибарит...

Э. Николаева — Это типа ничего не делать и балдеть от жизни.

В. Бутусов — Ну, это трудно. У арабов это "кейф" называется, умение приспособиться к жизни. Ну, это было бы конечно не плохо, но для этого нужно обладать очень хорошей универсальной подготовкой.

Э. Николаева — Которой у вас нет?

В. Бутусов — У меня нет. Я бы с удовольствием. Но для этого потрудиться надо очень сильно.

Э. Николаева — Вячеслав, вы немногословны. Я понимаю, что журналистам, наверное, с вами не очень, что называется "крепкий орешек".

В. Бутусов — Ну, я придерживаюсь позиции, которую во мне воспитывали с детства, попусту не тратить чужое время.

Э. Николаева — А свое надо с целью провести.

В. Бутусов — Ну, это уже как второстепенный продукт, но не менее важный.

Э. Николаева — Кстати, вы опоздали на целый час в нашу студию. Какого черта, почему вы опаздываете?

В. Бутусов — Да я в общем-то не опаздываю. У меня все по графику. Я на часы не смотрю. Вот самолет вылетел, во сколько он прилетел — не важно, главное, он прилетел. Вот такой должен быть циферблат. А если смотреть и зомбировать себя этими циферблатами, это знаете, это надо, наверное, микросхему какую-то в голову вставлять.

Э. Николаева — Или иметь железные нервы, да?

В. Бутусов — Да.

Э. Николаева — А так типа, не смотришь на часы, прилетел самолет, сел в машину, приехал, как приехал, так и приехал.

В. Бутусов — Ну да, а чего кресло-то точить, это же опасно в полете?

Э. Николаева — Слав, а кстати, какая ваша любимая песня, есть такое, самое дорогое дитя?

В. Бутусов — Ну, их много, поэтому, не могу сказать "самая любимая".

Э. Николаева — Итак, сейчас будут новости, и если вы не против, то мы еще встретимся через пару минут. Я не прощаюсь с вами.

В. Бутусов — И я тоже.

Э. Николаева — Мы продолжаем программу "Какого черта". В студии самый загадочный мужчина из мира рока и прочей современной музыки Вячеслав Бутусов. Продолжаем разговор.

В. Бутусов — Человек-загадка. Между прочим, самый любимый, это по-моему не правильное сочетание. Любимый, это вообще такой уровень существования, который не предполагает ничего выше.

Э. Николаева — Согласна.

В. Бутусов — Это категории по уровню шкалы, вот как мы про циферблат говорили.

Э. Николаева — Будете редактором у меня работать. Слав, следующая рубрика нашей программы "Культура-мультура". Вячеслав, вы конечно не миллионер, и виноваты наши самые наглые в этом мире российские пираты.

В. Бутусов — Нет, точно не они.

Э. Николаева — Ну, знаете, я когда прихожу в магазин, я тоже не хочу покупать ваш CD за 700 рублей.

В. Бутусов — Так и я бы, наверное, тоже призадумался.

Э. Николаева — На Горбушке ведь он стоит 100.

В. Бутусов — Ну, это явно выгодней. С точки зрения человека новой конфигурации, я бы был прагматичным в этом смысле, хотя, в общем, я встречал в своей жизни одного человека, который настойчиво пытается защищать права производителей, только непонятно каких, потому что и те и другие производители. Весь его гнев и все его дифирамбы в сторону одних и в сторону других, они, в общем-то, направлены в целом на них, потому что все они производители.

Э. Николаева — А давайте выступим с предложением, может быть пора магазинам понизить цену?

В. Бутусов — Просто одни более сообразительные, а другие — менее сообразительные.

Э. Николаева — Да. Чай не в Америке живем. А то получается, что магазины своими ценами и жадностью сами провоцируют пиратов.

В. Бутусов — Конечно, одно без другого не бывает. Так что, с этим можно смириться.

Э. Николаева — Да?

В. Бутусов — Конечно. Покупать самое дешевое и все.

Э. Николаева — И не покупать дорогие вещи. Но качество хуже.

В. Бутусов — А это со временем потребность в качестве придет сама. Она выработается на рефлекторном уровне.

Э. Николаева — Даже у пиратов?

В. Бутусов — Ну, у пиратов бизнес такой, сами-то они хорошее качество слушают. Они в этом смысле люди искушенные.

Э. Николаева — А может быть, кстати, сами пираты держат эти магазины продают диски за 700 рублей.

В. Бутусов — А чего ломать голову, это все известно.

Э. Николаева — Правда? Вот глупость какая пришла мне в голову. И поэтому они все так задирают цены, чтобы люди шли на рынки и покупали у них?

В. Бутусов — Задирают цены по понятной причине, чтобы больше заработать и быстрее. Самый быстрый способ заработать деньги, это продать подороже.

Э. Николаева — А вы сами покупаете по 700 рублей диски?

В. Бутусов — Когда кураж чувствую, то покупаю. Для меня не имеет значения цена. Если мне что-то интересно, на что-то я жало свое нацелил, то я купил. Меня, конечно, может огорошить, например, наклейка на задней части диска.

Э. Николаева — С ценой.

В. Бутусов — Но такие вещи чаще всего происходят не у нас. У нас все-таки чаще всего представляешь себе предел возможный.

Э. Николаева — У вас друзья-то есть, вы с ними общаетесь? Разговоры какие-то ведете?

В. Бутусов — Друзья — это определенная категория людей, с которыми можно общаться даже без Интернета.

Э. Николаева — А что лучше?

В. Бутусов — Без него лучше.

Э. Николаева — А как вы общаетесь с друзьями?

В. Бутусов — Это перманентный процесс, я уделяю внимание им в своем мозгу.

Э. Николаева — На уровне подсознания, да?

В. Бутусов — На любом уровне.

Э. Николаева — Слав, вы редкий гость у журналистов и поэтому у меня накопилось к вам много вопросов из старой жизни. Вот скажите, меня прямо мучил этот вопрос, Алла Пугачева действительно плакала на том выступлении, где вы поете "Я хочу быть с тобой"?

В. Бутусов — Откуда я знаю?

Э. Николаева — Она сидела на первом ряду.

В. Бутусов — Я же в этот момент пел. А пою я, как известно, с закрытыми глазами. Я лично на своей памяти ничего такого компрометирующего не помню.

Э. Николаева — В свой адрес. А вы воспринимаете этот факт, как компрометирующий?

В. Бутусов — По-моему, она как раз подкалывала нас больше. Она же видела, как мы волнуемся, вот они мальчики с периферии приехали, медведи в сапогах и в фуфайках.

Э. Николаева — Сейчас я над ними поприкалываюсь.

В. Бутусов — Да, да, это цирк же был.

Э. Николаева — Отношение выражала таким образом.

В. Бутусов — Ну тогда еще не было этих грандиозных мадридских передряг, междоусобиц и так далее, то все это на самом деле просто смешно было, поэтому, все смеялись. Специально я не почувствовал, что бы кто-то гнобил, просто смотрели как на случайно попавшего человека и все.

Э. Николаева — И что, как вы думаете, за это время их отношение вам изменилось, вы доказали свое право на стояние на сцене?

В. Бутусов — Да я не требую никакого отношения, пусть люди занимаются своими делами, зачем им столько тратить времени на кого-то, кто не имеет к их жизни никакого отношения, зачем?

Э. Николаева — Вы, собственно, так и к другим относитесь?

В. Бутусов — Общаешься ты с человеком, ну и прекрасно, радуйся этой возможности, а не общаешься, и нечего лезть, трепать, в общем-то, без надобности.

Э. Николаева — Конкретно очень. Бутусов, Кинчев и Шевчук в клипе "Что такое осень". Что бы это значило, вы друзья?

В. Бутусов — Я считаю, что да. Это два вышеназванных человека, я к ним отношусь с большим уважением. Может быть, потому что они такие великие, а может быть потому что я о них кое что знаю.

Э. Николаева — А что?

В. Бутусов — На каком-то этапе мы с ними довольно-таки часто пересекались.

Э. Николаева — Кое-что, это звучит интригующе.

В. Бутусов — Нет, ну я имею в виду, что мы с ними так, потерлись вместе.

Э. Николаева — На концертах.

В. Бутусов — Ну, концерты, это как бы обязан, а так, в житейских всяких передрягах побывали.

Э. Николаева — Ну, то есть вы дружите, естественно, вы общаетесь?

В. Бутусов — Ну да, такие дембели.

Э. Николаева — А вы, кстати, женаты, Слав?

В. Бутусов — Я — да.

Э. Николаева — Дети у вас есть?

В. Бутусов — Три дочери.

Э. Николаева — Три дочери? О как интересно. А сколько жене лет?

В. Бутусов — Не знаю.

Э. Николаева — А вам?

В. Бутусов — Для меня это вопрос, конечно, считать приходится, по моим подсчетам, как на носках пишут на мужских — 42-43 через дефис.

Э. Николаева — Так, ну а дочерям-то сколько, помните? То есть, знаете?

В. Бутусов — Чем больше, тем меньше в моей памяти сохраняется номер. Поэтому, когда Ане перевалило через 20, я уже потерял счет.

Э. Николаева — А что уже, старшей перевалило через 20?

В. Бутусов — Самостоятельный человек.

Э. Николаева — Чем занимается?

В. Бутусов — Работает на телевидении, пытается учиться на филологии в университете. А в общем, так по-моему она занимается тем, что пытается понять, чем же ей все-таки заняться?

Э. Николаева — А как ее зовут?

В. Бутусов — Аня.

Э. Николаева — А средненькая?

В. Бутусов — Ксения.

Э. Николаева — А она чем занимается?

В. Бутусов — В школу ходит. Отличница.

Э. Николаева — Маленькая что ли еще? А в каком классе-то? Сейчас мы выясним, сколько ей лет.

В. Бутусов — Нет, сколько лет я могу сказать, потому что день рожденья был недавно, летом. Ей теперь 13.

Э. Николаева — Забавный у вас склад мысли. Ну а маленькой-то сколько?

В. Бутусов — Пять с половиной, вот в январе будет 6.

Э. Николаева — Ходит в первый класс?

В. Бутусов — Пока не ходит, потому что какой-то там насморк их подкосил, а в принципе морально готова. Она уже собрала рюкзак, или как это ранец, у нее все готово, она к старту готова.

Э. Николаева — Ну, к старту следующего года, да?

В. Бутусов — Нет, все, сейчас врач их выпустит за пределы квартиры, и сразу рванет.

Э. Николаева — Так, а в Питере вы где живете, на какой улице?

В. Бутусов — Мы живем в городе Пушкине на улице Конюшенной на пересечении с Магазейной.

Э. Николаева — Магазейная? Можно просто офигеть от таких названий.

В. Бутусов — Там вообще, там даже светофоров нет. Вот такие вот там пироги.

Э. Николаева — Светофоров нет, улица Магазейная. Нет, чтобы назвать — Цветочная, Лютиковая какая-нибудь.

В. Бутусов — Есть Оранжерейная.

Э. Николаева — Ну хоть какое-то созвучие, хоть из этого может, исходили.

В. Бутусов — Да. Но статус другой.

Э. Николаева — Ну да, тут магазины, наверное, а там оранжереи.

В. Бутусов — Да, раньше на царскую ногу видимо, названия давали. Сейчас народ обнищал...

Э. Николаева — Ну, Пушкин-то такой живописный город?

В. Бутусов — Да, я считаю, что замечательный город во всех отношениях

Э. Николаева — В Петропавловскую крепость-то ходите часто?

В. Бутусов — Ну она же не в Пушкине.

Э. Николаева — Ну в Питер-то приезжаете?

В. Бутусов — Ну так не особенно часто, это ведь как сказать, не место поклонения. Это вещь просто, которая нам позволяет немножко заглянуть туда по атмосфере по своей. По уникальности, конечно, и самого строения, потому что я как архитектор люблю такие масштабные постройки.

Э. Николаева — А на крейсере "Аврора" были?

В. Бутусов — Был.

Э. Николаева — И что вы там, какие чувства испытали?

В. Бутусов — Вы знаете, меня очень удивило такое панибратское отношение всего состава корабля к тем, кто туда к ним приходит. Не то, чтобы, знаете, они соблюдают вот эту офицерскую честь, там, у них все на уровне этикета такого, я бы даже сказал довоенного, вернее не довоенного, а дореволюционного.

Э. Николаева — Царского.

В. Бутусов — Да. Но при этом они очень радушно встречают. Я вспомнил сразу съемки фильма, который учинили там "митьки". И по моим меркам, если бы был капитан "Авроры", я бы попросил всех удалиться оттуда поскорее вообще. Но они все это стерпели, как ни странно. И радовались вместе с другими.

Э. Николаева — "Митьками"

В. Бутусов — Да.

Э. Николаева — А "митьки", их там как пусти, так они там такие съемки устроят, мало не покажется.

В. Бутусов — Да, они как еноты, знаете.

Э. Николаева — Беспредел устраивают.

В. Бутусов — Они безобидные, но они не понимают, что они после себя очень много мусора оставляют.

Э. Николаева — Что за культ Бутусова и "Помпилиуса" был создан в фильме "Брат"?

В. Бутусов — Вы знаете, до сих пор для меня загадка. Я пытался у Балабанова тет-а-тет выяснить это все, но он то ли что-то не договаривает, то ли я что-то не понимаю. Он как бы считает, что все нормально. И вообще всегда я насколько его знаю, я все время в нем ищу какую-то каверзу, знаете, как розыгрыш какой-то. Потому что у Алексея в принципе лицо такое, как будто он ухмыляется при виде тебя, даже если не знает тебя.

Э. Николаева — Посмеивается так.

В. Бутусов — Да, да такое гоголевское. Поэтому, я сейчас не могу сказать. Если он когда-нибудь раскроет эту тайну, станет наконец-то ясно, что же он имел в виду.

Э. Николаева — Так в курс дела даже не ставил, что Слава, будет столько-то песен?

В. Бутусов — Более того, я его отговаривал. Пунктом "А" был такой мировой контракт, что давай сделаем не то и не се, а нормальный саунд-трек к фильму, оригинальную музыку напишем, как это принято в классическом кино. Не нарезать там этих, склеить саунд-трек из уже звучащих во всех магазинах песен. Потому что это придает сразу второсортность такую любому. Если ты претензии какие-то вообще в этом смысле проявляешь. Но он уперся и сказал, что у него по сценарию так все расписано, что одно как бы иллюстрирует другое, и так далее, и так далее. И мы договорились о том, что он сам отберет музыку, которая ему нужна.

Э. Николаева — То есть, он вас уболтал? Видать, деньги экономил, наверное.

В. Бутусов — Вполне возможно. Но дело в том, что он желает так постоянно. Поэтому, я к этому готов.

Э. Николаева — Он вас в этот раз ничем не удивил.

В. Бутусов — Нет.

Э. Николаева — Просто тырит, что ли?

В. Бутусов — Почему тырит?

Э. Николаева — Ну, деньги какие-то платит?

В. Бутусов — Просто говорит, дай, я ему даю.

Э. Николаева — Просто дай и все?

В. Бутусов — По-дружески, конечно.

Э. Николаева — Понятно. Вам понравилось, как детский хор спел "Гуд бай Америка"?

В. Бутусов — Нет, это все суррогат, это не детская песня, конечно.

Э. Николаева — В этом я с вами согласна.

В. Бутусов — А как это им в голову пришло, чтобы дети пели это?

В. Бутусов — Не знаю, ну, наверное, им показалось, что смешно это.

Э. Николаева — Типа прикольно?

В. Бутусов — У них называется в кино это "гэг". Ну, не знаю, мне не смешно было.

Э. Николаева — Грустно?

В. Бутусов — И не грустно. Даже как-то немножко обидно. Так получилось

Э. Николаева — Ну а вы им что сказали то? Алексей, сказали вы ему...

В. Бутусов — Я же ему в целом говорю, я же не могу себе позволить раскладывать по полочкам каждый эпизод. Я ему просто сказал, что мне понравился фильм. Я его стоя смотрел в "Авроре". Меня пригласили на премьеру, но не посадили. Поэтому, я так, знаете, со стороны это выглядело, как одуревший от кинематографической славы Бутусов встал на фоне экрана, чтобы все его лицезрели. А на самом деле просто мест не было. Это я говорю о втором "Брате", потому что первый происходил вообще в каких-то.. Ну, не так целенаправленно пиарился и все такое. Не так много ему уделяли внимания.

Э. Николаева — То есть, покатит — не покатит — как обычно. А тогда вы сидели?

В. Бутусов — Тогда я его смотрел в монтажной. А потом уже по телевизору.

Э. Николаева — Вы в партере сидели? И наслаждались творчеством собственным.

В. Бутусов — Ну почему собственным-то? Это не мое творчество, это Балабанова творчество. Причем творчество — это громко сказано-то, надо быть поскромнее все-таки. Так что пересеклись накопленные Балабановым с накопленным Бутусова и "Наутилусом Помпилиусом"... Ну, что-то такое, да. То есть, я хочу уточнить, что масштаб содеянного, он ни в коем случае не галактического характера, потому что галактического характера и сверхсобытия происходят, это когда какой-то один элемент срабатывает в реакции с окружающей действительностью. Когда один элемент другому помогает, это уже сплавы, это уже второсортность.

Э. Николаева — Это уже не чистый металл, не золото?

В. Бутусов — Я думаю, что эту способность сохранили писатели и художники.

Э. Николаева — А это такой культурный суррогат, да?

В. Бутусов — А это такая "агитка". Все, где много народу задействовано, это такой культпоход, все-таки. Как в пионерлагерях проводили раньше. Турпоход.

Э. Николаева — Слав, вы были в пионерлагерях что ли?

В. Бутусов — Конечно, был.

Э. Николаева — Галстук красный носили?

В. Бутусов — И галстук красный носил, конечно.

Э. Николаева — А так вот руку поднимали "будь готов"?

В. Бутусов — Поднимал, естественно.

Э. Николаева — Вячеслав Бутусов, на первый— второй рассчитайсь!

В. Бутусов — Ну, это сложно сделать, будучи одному в строю, но не вопрос. Я первый, я же второй, и я же третий.

Э. Николаева — Кстати, почему вас редко показывают по ТВ, у вас потому что нет клипов. И вот недавно вы, я слышала, все же сподобились.

В. Бутусов — Ну, вот в сегодняшнем случае я отказался от телевидения по причине того, что утром у меня выскочил флюс перед вылетом.

Э. Николаева — Где? Я не вижу.

В. Бутусов — Ну, не важно, но выскочил.

Э. Николаева — Ну, с какой стороны, покажите? Вы такой интересный, Вячеслав, что даже флюсы ваши всем интересны. А мне в первую очередь.

В. Бутусов — Ну, вообще, да, конечно. И я замечаю, что это большая редкость, даже для меня.

Э. Николаева — Флюс?

В. Бутусов — Да, там уже просто нечему болеть. Я точно знаю.

Э. Николаева — Что все зубы уже? Нет, зубы есть...

В. Бутусов — Я как архитектор, знаю, что есть такая опалубка, тип опалубки, где не просто бетон высочайшей марки, но еще и арматура высочайшей марки. Поэтому, очень крепкие вещи можно делать. Я это на БАМе усвоил. Ну, это я так, выпендриваюсь уже сижу, знаете что. И на БАМе был.

Э. Николаева — Был?

В. Бутусов — Да. Это пижонство называется. Я впал в пижонство.

Э. Николаева — Ну, внешне так не скажешь, что вы впали в пижонство. Очень такой рокерский прикид.

В. Бутусов — Не, бывает, бывает.

Э. Николаева — Смокинги носите?

В. Бутусов — Люблю, но это редко приходится.

Э. Николаева — Это жалко?

В. Бутусов — Чего жалко?

Э. Николаева — Нету общества приличного, куда выйти можно в смокинге?

В. Бутусов — Нет, оно есть, просто повода нет интересного.

Э. Николаева — Слав, а вы вообще так не тусовщик, да, я смотрю?

В. Бутусов — Ой, нет.

Э. Николаева — Терпеть вы не можете всякие модные клубы...

В. Бутусов — Ну, могу терпеть, но это скучное занятие — сидеть где-нибудь и что-нибудь терпеть.

Э. Николаева — Ну, пить можно еще при этом.

В. Бутусов — Можно. Но сколько можно пить, вы скажите мне. Ну, литр— два, а дальше-то что делать? Веселее-то не станет от этого.

Э. Николаева — Ну, вы, я смотрю, вообще, не весельчак по натуре?

В. Бутусов — Ну, как-то так, я слишком озабочен какими-то другими вещами.

Э. Николаева — Вы очень мыслите много?

В. Бутусов — Да, все время изобретаю что-то.

Э. Николаева — Такая глубокая мыслительная деятельность

В. Бутусов — Просто процесс общения, в данном случае с вами, он подвергает меня пересмотреть некоторые теории. Ты начинаешь копаться сразу, конечно, синхрофазотрон и все.

Э. Николаева — Мне интересно, пересмотрение каких теорий потребовалось в разговоре с нами? Со мной...

В. Бутусов — Не, ну какие... Это же комбинаторика, на все время меняется.

Э. Николаева — Ну, ладно от флюса мы перешли к очень большим философским таким вопросам, про комбинаторику.

В. Бутусов — Ну так это неизбежно. Я поэтому и предлагал не трогать эту тему флюса.

Э. Николаева — Ну, ладно, вскочил флюс, и что? Отказались от съемок.

В. Бутусов — Да. И вы знаете, и почувствовал в себе такую незатаенную радость от того, что у меня есть повод отказаться от чего-нибудь.

Э. Николаева — Некоторые бегут, только дай им возможность сняться в клипе. А он радость почувствовал.

В. Бутусов — Ну, я в этом ничего плохого не вижу, я считаю, что у каждого есть свой темперамент в написании. Мы же чувствуем, на что мы способны, поэтому, по мере сил, конечно.

Э. Николаева — Но, тем не менее, диск у вас сейчас новый же, вы записали?

В. Бутусов — Да.

Э. Николаева — И он у вас сейчас будет запускаться?

В. Бутусов — Он уже запущен.

Э. Николаева — Ну ладно, сегодня вы значит, не сподобились. Но в клипе-то вы, тем не менее, снимались. Как вам понравилось в клипе сниматься? Это было летом?

В. Бутусов — Довольно оперативно нас сняли. Вообще, я считаю, что это неинтересное занятие.

Э. Николаева — На какую песню, Слав, там девушка какая-то кудрявая пошла...

В. Бутусов — Рыжая, кудрявая, веснушчатая, да. "Девушка по городу"

Э. Николаева — Ну, значит, не очень получили удовольствие от съемок?

В. Бутусов — Ну, от съемок вообще трудно получить удовольствие. Я не знаю, это надо ...

Э. Николаева — Любить себя надо очень.

В. Бутусов — Я не знаю, это мания должна быть какая-то.

Э. Николаева — Смотреть на себя в зеркало надо: "Хорош, хорош, брови черные, глаза карие!"

В. Бутусов — Надо, надо. А то ведь иной раз подойдешь, а там ну не хорош, ну ни в какие рамки не лезет. Чего говорить, а? Чего делать тогда?

Э. Николаева — Ну ладно, Вячеслав Бутусов всегда хорош.

В. Бутусов — Так бывало постоишь, подумаешь.

Э. Николаева — Бывало? Ну, значит, нужно себя все-таки любить, чтобы сниматься в видеоклипах, да?

В. Бутусов — Нет, по— моему, надо делать что-то другое вместо того, чтобы сниматься в клипах. Любить себя, конечно, нужно, поскольку на данном этапе развития человечества "моя любовь", это своего рода критерий, и к нему просто надо относиться с доверием, не копаться, какая она бывает. Поэтому, если человек по общим меркам любит себя, значит он обязан любить других. В этом, в общем, есть какой-то фундаментальный смысл. Пока, на данном этапе.

Э. Николаева — Вот смотрю я на Вячеслава Бутусова и думаю, разговаривает с серьезным выражением лица. А ведь издевается...

В. Бутусов — Не понятно с кем...

Э. Николаева — С собой. Но издевается явно. Тут же хочется ухмыльнуться. Вдруг шутит, думаю я про себя.

В. Бутусов — Ну, я привык сам с собой разговаривать, поэтому, не удивляйтесь, пожалуйста.

Э. Николаева — Слав, вообще, насколько вы следуете за тусовкой? Фестивали всякие, "Максидромы", "Нашествия". Какие-то у вас есть для вас обязательные мероприятия?

В. Бутусов — Для меня — нет. И на мой взгляд, все эти вещи, они имеют какой-то небольшой смысл и вообще привлекают к себе внимание, как разовые акции. Одного раза вполне достаточно, чтобы не тешить себя иллюзиями.

Э. Николаева — Не светиться.

В. Бутусов — Нет, если ты в состоянии светиться, ты светись пожалуйста, тебя и так видят, лучи твоего света. А вот так, чтобы мелькать и назойливым духом присутствовать, это тоже по-моему не очень хорошо,

Э. Николаева — Слав, а вот на этом благотворительном марафоне "Сострадание" вы участвовали? Что-то я вас там не видела.

В. Бутусов — Нет. Фактически не участвовал.

Э. Николаева — А теоретически?

В. Бутусов — Теоретически меня анонсировали и все. То есть, я просто уточняю.

Э. Николаева — Ну а что не пришли?

В. Бутусов — Так я же в Питере был.

Э. Николаева — Ну, устраивали же телемост.

В. Бутусов — А это долго объяснять. Это сейчас неинтересно.

Э. Николаева — Понятно. Наверное, тоже самолет задержался.

В. Бутусов — Нет.

Э. Николаева — Или флюс вскочил.

В. Бутусов — Нет.

Э. Николаева — Я могу долго гадать

В. Бутусов — Можете.

Э. Николаева — Но вы, судя по всему, будете партизаном.

В. Бутусов — Есть вещи, которые до поры до времени я не имею права просто оглашать. Зачем мне брать ответственность за другого человека?

Э. Николаева — А, это государственная тайна?

В. Бутусов — Ну, нет, какая это государственная тайна. В государственной тайне как раз нет никакого ответа. Это знают все.

Э. Николаева — Понятно. Слав, какую музыку вы сами слушаете? Что бы вы посоветовали слушателям "Эха". Мне кажется, на ваш взгляд можно полагаться.

В. Бутусов — На взгляд мой можно полагаться.

Э. Николаева — И на вкус

В. Бутусов — Потому что не смотря на то, что я занимаюсь шоу-бизнесом, но по специальности я все-таки архитектор. Поэтому, я считаю себя специалистом в этой области. А вот на мой вкус и на мой слух полагаться не стоит в том смысле, что я самоучка, и у меня нет такой системы общепринятой, как это у тех людей, который прошли курс обучения.

Э. Николаева — Ну, ладно. Чтобы посоветовал просто слушателям "Эха" Вячеслав Бутусов? Какая вам музыка нравится? Сами-то что слушаете, Слав?

В. Бутусов — Рекомендую, например, без всякого зазрения совести искренне. Очень мне понравился, я правда, давно уже слушаю его, хор Новоафонского монастыря. Очень впечатляет. Прямо как вот если машину на автосервис поставить, и ее всю чик-чик-чик. Ну или там, тюнинг, я не разбираюсь в этом просто, раз ее так, доводят. Вот такое происходит с твоим несчастным организмом то же самое, когда слушаешь такую музыку. Раз там все так выгибается, все протирается, пыль высасывается...

Э. Николаева — Очищение, короче, происходит. Душевное. Духовное.

В. Бутусов — Да.

Э. Николаева — Большое спасибо, Вячеслав за ваши ответы.

В. Бутусов — На здоровье.

Э. Николаева — Ждем от вас новых музыкальных свершений. Только не уходите еще дальше в попсу, а то ваши поклонники скажут: "Какого черта?" Всем пока и хорошей вам, Вячеслав, музыки.

В. Бутусов — Спасибо, и вам того же. 


2004 год. Вячеслав Бутусов: У меня нет ... Все статьи 2004 года 2004 год. Концерт, посвященный 100-летию...

А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты... А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты...