У меня нет ни соцзаказа, ни коммерческого интереса

Ведущий: Элина Тихонова. Радио «Эхо Москвы», Екатеринбург, 2007 г.
Сканы предоставил: "Эхо Москвы", Екатеринбург. Обработка: naunaunau.narod.ru, август 2013 г.


— Здравствуйте, Вячеслав. С прошедшими праздниками Вас, если не секрет, где отмечали?

— Дома, у меня выдалось около месяца праздничных каникул, и я был дома.

— В Питере погода была не очень новогодняя.

— Да, там и до сих пор погода не зимняя.

— Вам когда-нибудь приходилось быть Дедом Морозом?

— Да, я был Дедом Морозом и даже были приключения связанные с этим. Все это происходило в период студенчества, когда я жил в Екатеринбурге.

— Дома для детей Вы легенду о Деде Морозе поддерживали?

— Я бы сказал, что мы ее не убиваем. У нас был интересный случай. Мы поехали в Лапландию с целью приобщиться к символу международного Деда Мороза, все делалось для младшей дочери Софьи. Мы сидели в столовой, несколько задержались и остались там одни. Вдруг врывается Санта-Клаус, срывает бороду и садится есть суп! Софья с ним поговорила. Надо сказать, что там Санта-Клаусы кроме английского языка, немного говорят по-русски. Они интересно поговорили, поэтому у нее сложилось очень интересное мнение об этом. Она сказала: «Папа, они нормальные люди, такие же, как и мы, только у них работа такая!»

— Вернемся к цели Вашего визита — Вы здесь презентуете свою книгу. Это первая презентация?

— Это издательство презентует мою книгу.

— Москва и Питер ее позже увидят?

— Ничего не могу сказать, потому что приблизительно представляю, как это будет происходить здесь.

— Насколько я знаю, книгу Вы писали достаточно долго.

— Если правильно сказать, там три произведения, которые были написаны в разные времена и за разный период. Например, «Словарь состояний» — писался долго, порядка 10 лет. Накапливаешь все в себе, а потом как в мешок собираешь. "Лирику" я писал более осознанно и уже как художественное произведение, а не псевдонаучное. Когда из издательства позвонил Андрей Матвеев и сказал: давай напечатаем книжку, я выслал ему два произведения, которые были готовы на тот момент. Они сказали, что этого недостаточно, что нужно еще одно. «Виргостан» я дописывал в темпе экспресс-плаката. «Виргостан» я выдавил из себя.

— То есть это была уже целенаправленная работа?

— У меня нет ни соцзаказа, ни коммерческого интереса. Я просто пишу, потому что мне нравится этот процесс. В общем, я писал себе в удовольствие, пока издательство на меня не надавило!

— Откуда издательство узнало про Вашу работу?

— С Андреем Матвеевым мы давно знакомы. Он объявился именно с целью предложить мне что-то издать, хотя он плохо представлял, что у меня есть.

— В чем заключалась его роль как редактора?

— Я вообще плохо себе представляю, в чем заключается роль редактора. Я так понимаю, что редактор — это человек, который берет на себя общую ответственность. Редактор, на мой взгляд, это воевода в деревянных латах, на которого валятся все шишки. В общем, не нужно ничем обладать, нужна только крепость головы определенного уровня.

— Вы говорите, что это художественная литература, что это псевдонаучные тексты, то есть автобиографичного там ничего искать не стоит?

— Все, что там написано — произошло перед моими глазами, поэтому это, конечно, автобиографично. Автобиография как жанр, это когда человек садится и начинает рассказывать, где он родился и в штампованной хронологической последовательности. Я писал такое произведение, у меня был период, когда я начал вспоминать, что со мной происходило в жизни, но потом все воспоминания угасли, и я забросил его.

— Кстати, Шахрина Вы автобиографию читали?

— Нет, я и так про него все знаю.

— На какого читателя Вы рассчитываете?

— Я думаю, что это должен быть человек, который найдет эту книгу на интуитивном уровне, чаще всего — это люди близкие по духу.

— Почему Вашу книгу оформляли не Вы сами?

— Там использованы мои картинки. Этим должен заниматься человек, который представляет, какой формат, как это все выглядит виртуальном пространстве, потому что я вообще не специалист в этом смысле.

— Обложки к альбомам Вы когда-нибудь делали?

— Да, одно время у меня было рвение, я пытался делать различные варианты, но, по-моему, ни один из них не был использован. Я уже смирился с этим! Когда я буду сам выпускать книги, тогда я буду сам их оформлять.

— Вы сами сейчас что читаете?

— Из неканонической литературы сейчас читаю письма Петрарки, я давно уже их читаю, но понемножку.

— Презентация книги здесь приурочена, по крайней мере, как заявляют организаторы, к фестивалю «Старый Новый рок», но в этом году Вы в нем не участвуете.

— Нет.

— Почему?

— Не знаю. Я участвую, если нас куда-то приглашают, если не приглашают — значит, не участвую.

— К фестивалям такого рода Вы как относитесь?

— Если говорить конкретно об этом фестивале, то у него есть определенные корни, к которым я близок. В общей плеяде всех фестивалей к этому я отношусь по-дружески.

— Вы много сейчас гастролируете или выступаете в Питере?

— Вообще, мы ездим по России непрерывно.

— Чем закончилась история с Ильей Кормильцевым, когда после выступления на летнем съезде «Наших», он заявлял информагентствам, что хочет добиться запрета на исполнение песен «Наутилуса»?

— Он добился.

— Это был судебный процесс?

— Нет, я просто вычеркнул все песни на стихи Кормильцева и все. Теперь у него не будет повода возмущаться.

— Между вами произошел серьезный разлад или это просто технический момент?

— Нет, это не разлад. У Ильи есть свои мотивы на эту тему, он с ними сам должен совладать, а я, чтобы не искушать человека, просто не исполняю эти песни, тем более, что песен много. С другой стороны, это дало повод обновить программу.

— Чем Вас «Наши» привлекли?

— Ничем. Мы все концерты играем по одному поводу — это наша работа, мы зарабатываем деньги.

— Часто вас приглашают участвовать в околополитических мероприятиях?

— Я бы не сказал, что часто. Чаще мы даем рядовые концерты.

— Есть ли у Вас какие-то новости в области кинематографа? Саундтреки, может быть, сниматься где-то собираетесь?

— Нет. В прошлом году кинематограф навалился на меня, но как только я подписал с ними контракты, все они куда-то испарились. Была в том числе чуть ли не эпопея по сказкам Бажова.

— Они предлагали саундтрек писать?

— Да. Хотя я к Бажову отношусь специфически в том смысле, что меня эти сказки в детстве всегда больше пугали, чем привлекали. Тем не менее, я согласился, но у них что-то не получилось.

— Сниматься Вас приглашают?

— Больше нет.

— «Больше» — это после «Брата»?

— Им надоело уже предлагать. Да и в «Брате» я снялся только потому, что это был Леша Балабанов, я просто не мог ему отказать, потому что все, кто мог — ему отказали. 


2007 год. Бутусов подобен подводному кор... Все статьи 2007 года 2007 год. Скованные одной цепью... ...

А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты... А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты...