Бутусов подобен подводному кораблю

«Ом», 2007 г.
Обработка: naunaunau.narod.ru, август 2013 г.


«Смотри, какой молодец, ему 45, и он в таком возрасте пробился, без всяких «фабрик». Прикольный дядька», — сообщила 15-летняя дочь моего приятеля отцу, указывая на телеэкран. В эфире MTV звучал хрипловатый голос Вячеслава Бутусова, поющего: «Девочка по городу шагает босиком...» Когда родитель задал своему чаду вопрос о легендарной группе «Наутилус Помпилиус», последовало недоуменное пожимание плечами: мол, что это такое?

Вячеслав Бутусов сам подобен подводному кораблю — он везде, но его не видно, он то залегает на грунт, то всплывает в самых неожиданных местах. На этот раз встреча состоялась в гостиничном ресторане между прилетом в Шереметьево и саундчеком в «России».


Бутусов на вручении премии Легенда RMA Виктору Цою

Вo второй половине 90-х вы были в андеграунде. Коллаборации с Рокамболем, совместный проект с «Deadушками» и вот теперь «Ю-Питер», ротирующийся на MTV. Это сознательное движение в сторону рынка или, что называется, «само получилось»?

— В любом случае это не моя заслуга и не сильное желание СМИ. Есть менеджмент, который не дает этой музыке утонуть. Вообще это какие-то странные процессы.

То есть это заслуга вашего менеджмента, что на вас обратила внимание нынешняя публика?

— Сам я не умею ничего делать для того, чтобы люди обратили на менявнимание. У меня за 44 года выработалось убеждение, что на любой проходной охранник будет останавливать меня одного из ста. У меня на лбу написано, что надо остановить. Таможня, проход на фестивали, на вручении премий — постоянно тормозят.

А как же узнаваемость?

— Узнаваемость — это привычка. А то, к чему привыкаем, мы, как правило, не замечаем.

Может, им просто пообщаться с вами хочется?

— Да нет, я думаю, что всему причиной моя тихая энергетика. Если у человека подобная «растерянная» аура, то его обязательно остановят — у него на лбу светится: «Не чувствую я уверенности при проходе через ваше место самоутверждения».

Вы домосед или тусовщик? Много ли у вас друзей?

— Друзей, конечно, немного. Друзья — это не то, что можно найти в ночных клубах, к тому же я несколько раз переезжал с места на место, это тоже надо учитывать. Вообще я скорее домосед, если можно так назвать меня, потому что чаще всего пытаюсь уединиться.

Одиночество для вас самое комфортное состояние?

— Не то чтобы самое комфортное, я бы сказал, что оно самое полезное. Видимо, какие-то обстоятельства воспитания привели к такому результату.

А песни вы в каком состоянии обычно пишете? Откуда музыка приходит?

— По-моему, все здесь очень просто — у каждого человека звучит в голове какая-нибудь музыка. Можно считать, что для кого-то она закодирована, но, как и с любым иностранным языком, этот код можно выучить, и непонятная ранее речь наполнится смыслом. Я могу четко сказать, что музыка существует независимо от нас всех, где-то в музыкальных сферах. Либо ты на нее обращаешь внимание, либо тебе не до того.

Некоренному петербуржцу далеко не всегда комфортно в климате и атмосфере этого города...

— Я, честно говоря, долго адаптировался, и вряд ли у меня это получилось до конца, хотя в моей жизни это второй город, в котором я живу долго. 15 лет я прожил в Красноярске, где родился, а потом уехал. И еще 15 — в городе, который стал мне второй родиной.

В 80-е в российский рок пришла эстетика new wave — чрезмерный мейкап, диковатые костюмы. Как сегодня вы относитесь к этой стороне концертной деятельности?

— Я практически не обращаю на это внимания и давно потерял всякий интерес. Отношусь как к излишеству какому-то. Когда люди долгое время путешествуют — есть такие экстремалы, которые путешествуют в одиночку, — они в конце концов приходят к выводу, что чем меньше вещей с собой берешь, тем меньше к ним привыкаешь и легче идти.

Изменилась ли в последнее время аудитория на концертах? Кто чаще приходит — старые фанаты или молодежь?

— Большую активность в любом случае проявляет молодежь, независимо от того, появился я на телеэкране или нет. Видимо, это зависит от другого — от природы молодого, более подвижного организма.

Участие в саундтреке в дилогии «Брат» было мощным промоушеном для «Нау». Насколько вам самому близка эстетика этого фильма?

— На мой взгляд, творчество не должно базироваться на несчастье. Поэтому я стараюсь избегать вещей, которые давали бы возможность публике понять, в каком времени это происходит. Конечно, такое не всегда возможно, но, на мой взгляд, если бы «Брат» не был остросоциальным фильмом, привязанным к одному периоду, это было бы для него лучше. Тем не менее, по качеству фильм был неплохой. Хотя сама эта узкая тема меня не очень ин тересует, потому что помимо того, что я в душе романтик, я еще и градостроитель по образованию, и нас всегда учили, что нужно идти от общего к частному, а не наоборот.

Насколько вы строгий отец?

— Не могу сказать, что я строгий. Наверное, мне следовало бы быть строже. Но сама по себе строгость всегда воспринимается комично. Если она не убедительна или не имеет оснований, то от нее больше вреда, чем пользы. Вообще я стараюсь с детьми общаться на равных. Мне кажется, так интереснее и полезнее.

Какие сейчас у вас отношения с Кормильцевым, Умецким?

— С Ильей Кормильцевым мы нормально общаемся. Скоро уже 10 лет будет, как «Наутилус» «почил в бозе», и нет у нас никаких друг к другу претензий или обид. При этом и какой-либо культурной идеи не возникает. Возможно, что ситуация еще не созрела. По крайней мере мы относимся друг к другу лояльно. Я вообще считаю, что надо ко всему с благодарностью относиться, а держать в себе таинственный яд злобы старых отношений — это болезнь, ее надо излечивать. А с Дмитрием Константиновичем Умецким мы не виделись давным-давно — настолько категорично мы с ним разошлись, хотя раньше очень активно общались.

Сейчас, уже в «Ю-Питере», царит равноправие или есть абсолютный лидер?

— Нам сейчас немножко проще, потому что нас меньше, и значит — проще договориться. Три человека это уравновешенный такой состав. В общечеловеческом смысле мы вполне самостоятельны. У нас всегда открыта возможность для коллективного творчества, но оно должно кем-то провоцироваться.

Есть ли какое-нибудь увлечение помимо музыки?

— Я очень увлекающийся человек, и если я не чувствую этого, то мне сложно вообще что-либо делать. В последнее время нахожусь в творческом запое относительно всякого рода писательства.

А какие сюжеты?

— Все, что происходит в нашей жизни. Я пришел к выводу, что придумывать что-то — бессмысленно. Ты все равно черпаешь из памяти какие-то образы, события. Другое дело, что это кипит, пребывает в разной степени готовности. Ты просто берешь нужное, а остальное отбрасываешь.

Собираетесь ли выпускать новый альбом?

— Все должно созреть. Как показывает практика, лучшие альбомы записывались после больших перерывов. А если пользоваться случайной промо-волной или создавать ее самому, то окажешься в ситуации, когда брэнд убивает ценность материала. 


2007 год. Дмитрий Умецкий: Обратно в Н... Все статьи 2007 года 2007 год. У меня нет ни соцзаказа, ни ко...

Mozilla Firefox
Быстрее, безопаснее!
Скачать браузер >>>
Энциклопедия редких компакт-дисков российских исполнителей