Царь-батюшка, очень приятно

Екатерина Борисова, Игорь Гиндис (Пермь), Татьяна Хрипкина (Нижний Новгород). «г. Кунгур», 1 июня 1997 г.
Обработка: naunaunau.narod.ru, август 2013 г.


На рубеже лета 1997 года в городе Кунгуре, что между Екатеринбургом и Пермью, проходил очередной фестиваль серии "Rock-Line". Председателем жюри, отбиравшим из сонма кандидатов наиболее подходящих для фестиваля музыкантов и вообще делившим всех на агнцев и козлищ, был Сан Саныч Пантыкин, "дедушка уральского рока", композитор и все такое прочее. Естественно, четверо знающих историю и уважающих себя иногородних журналистов решили взять у Пантыкина интервью, с чем и завалились к нему в гостиничный номер (благо, все жили в одном и том же "Сталагмите" и чуть ли не на одном этаже), уселись с ним за стол, заваленный самой разнообразной посудой и пищей, включили звукозаписывающие устройства и принялись задавать вопросы - сообразно личным надобностям и служебным обязанностям. Установить, кому какой вопрос принадлежал (а также ФИО одного из журналистов), ныне не представляется реальным; зато можно уверенно утверждать, что полностью этот текст нигде не прозвучал и не был опубликован.


Александр Пантыкин
Александр Пантыкин.
В профиль.
— Расскажи о своей издательской деятельности.

Александр Пантыкин: Издательской деятельностью мы не занимаемся. Я являюсь директором музыкально-информационного агентства "Тутти", которое собирает, обрабатывает и рассылает информацию о музыкальных событиях Екатеринбурга и близлежащих районов, — о том, что у нас происходит. Эта информация выходит два раза в неделю и по электронной почте рассылается подписчикам. В этом отношении мы работаем как "Турне" и "Интермедиа", но наша подписка стоит дешевле. У них она стоит 100 баксов в месяц, а у нас — 86 или что-то так, мы высчитали себестоимость. Чистая информация — кто, где, когда выступил, интервью, специальная информация, чарты, лучшие продажи в магазинах, все, что касается муз. жизни Е-бурга и окрестностей. Помимо этого мы являемся пресс-агентами различного рода мероприятий. В частности, мы проводили концерт Nazareth, это наша гордость; концерт был образцово-показательным. Были проведены две пресс-конференции, одна была сделана за месяц до их приезда, потому что никто не верил, что Nazareth приедут к нам; вторая непосредственно с группой, она вообще была классической: И еще масса всего, что в силах муз. информационного агентства: бартерная помощь рекламой — какое-то радио получает нашу информацию и дает нам рекламное время, газета: Обычная история: кто не может платить, с теми мы меняемся. У кого вообще ничего нет, тому мы просто высылаем информацию кое-какую, в каждом случае конкретную.

— А издание музыки?

АП: Это не имеет отношения к МИА. Существует вторая фирма, которая называется "In Face Tutti Records", здесь, на этом фестивале два представителя этой фирмы: я — генеральный директор, и сама студия "In Face" — Страусов Володя, который живет в Новоуральске. Он и я имеем студии, мы записываем молодых музыкантов и стараемся их выпускать на компакт-дисках и кассетах. На сегодняшний день выпущено около 25 наименований кассет. Основное достижение — серия "Антология уральского рока", в которой выпущено уже 10 пластинок. 8 пластинок уже вышло, сейчас выходят еще две, "Второй Фронт" АГАТЫ КРИСТИ и "Подъем" НАУТИЛУСА ПОМПИЛИУСА — это 1987-й год, концерт. Мне, наконец, удалось уломать "Rise Лис'c", а с ними просто вилы договариваться, таких денег хотят чумовых! С ЧАЙФАМИ мы никак не можем договориться, они просят 40.000 баксов, у нас их пока нет... Масса других интересных групп, которые действительно составляют историю Екатеринбургского рок-клуба — КАБИНЕТ, ТРЕК, УРФИН ДЖЮС, НАСТЯ и АПРЕЛЬСКИЙ МАРШ — они чуть позже выйдут.

— Каким образом это все распространяется?

АП: Через сеть магазинов: У меня самого денег выпускать пластинки нет, в общем-то, это своеобразный альянс с корпорацией "Компакт-Диск". То есть я вкладываюсь в производство макетов, оформление, в матрицы, а они занимаются полиграфией и заводом. Дистрибьюция их, у них есть возможность распространять пластинки в Москве и Свердловске, в магазинах сети "Глория". Продаются эти пластинки очень плохо, их найти невозможно, на эту тему я уже устал с ними ругаться, поэтому можно сказать, что пластинки фактически не продаются, о них толком никто не знает. А рекламу я пока целенаправленно не делал по одной простой причине: мне хотелось поиметь в этой серии две паровозные пластинки двух суперпопулярных групп. Когда эти пластинки появятся — НАУТИЛУС и АГАТА КРИСТИ, — тогда и будет смысл задавать рекламу всей серии.

— А нет ли смысла рассылать пластинки по средствам массовой информации?

АП: Это ничего не дает. Отзывы есть, их очень много, но, с точки зрения бизнеса, это потерянные деньги. Дело в том, что тиражи настолько маленькие, что делать рекламу для них бессмысленно. Они все равно разойдутся.

— Насколько маленькие тиражи?

АП: 1000 экземпляров. Больше тысячи мы не делаем. АГАТА выйдет двумя тысячами. "Второй Фронт", помимо нашей серии, выйдет еще в своем оформлении на "Rise Лис'c".

— Хотелось бы узнать о творческом наследии УРФИН ДЖЮСА.

АП: УРФИН ДЖЮС — это величайшая группа, которая имеет в своем арсенале три альбома, второй из них классический, золотой, он называется "15". Альбомы были в чудовищном виде выпущены фирмой "Симаз", которая стала уже четвертым обладателем эксклюзивных прав на выпуск этих пластинок. Первоначально договор был заключен с "ТАУ-Продуктом": Андреем Богдановым и Александром Данилкиным. Они просто, грубо говоря, меня обманули: я подписал с ними бумаги в расчете на то, что эти пластинки выйдут быстро и своевременно. Они их не выпустили, перепродали права за кипу денег сначала "Триарию", потом "Триарий" перепродал еще кому-то, а эта фирма перепродала эти пластинки, наконец, "Симазу". Все наварились на этом деле, а я остался даже без авторских пластинок. Наконец, "Симаз" выпустил тиражом по 3000 экз. каждый альбом, причем в чудовищном варианте. Мне было обещано, что будет сделан как следует московский ремастеринг, а он не было сделан. Более того, в альбоме, например, "Жизнь В Стиле Хэви-Метал" просто отсутствует вступление к одной вещи, "Музей Мадам Тюссо". Альбом "15" оказался в моно-варианте, хотя он на самом деле был записан в стерео... И сейчас, буквально месяц тому назад я вернул себе все права на УРФИН ДЖЮС, буду выпускать все три альбома, заново буду делать ремастеринг, они выйдут так, как они должны были звучать.

— Можно пройтись по хронологии УРФИН ДЖЮСА?

АП: Я начал заниматься рок-музыкой в 1973 году, просто ненавидя ее. Дело в том, что я классический по образованию музыкант, в 1972 году уже был лауреатом конкурса пианистов, и эту рок-музыку на таком далеком месте крутил и вертел! Но, так как я учился в простой школе, и у меня были друзья... Потом они меня долго уговаривали играть вместе с ними, потому что на гитарах они играли гораздо слабее, чем я играл на фортепьяно, как понимаете. И потом начался длинный путь каждодневных репетиций, помногу, по 6-10 часов, это началось все еще в школе. Потом все решили поступить в Физтех, потому что там предоставили аппарат. Кроме меня никто не поступил, потому что все оказались балбесами. А я поступил в Физтех и даже закончил его через 6 лет, все эти 6 лет мы играли, у нас была прекрасная база, прекрасные инструменты, мы репетировали, выступали с концертами... После Физтеха я закончил училище по классу эстрадного фортепьяно, — причем джаз я тоже неплохо знаю, я его играл, — потом я закончил консерваторию по классу композиции, и сравнивал какие-то музыкальные традиции, связанные с рок-н-роллом, буги-вуги: то есть это одна линия, а параллельно шла мощнейшая линия классической музыки. Все это называлось Музыкальная Студия СОНАНС. Мы играли очень заумную музыку, Прокофьева: ну, мои эти извилины, они не давали ж покоя!
В 1976 году мы стали лауреатами фестиваля в Риге, в 1977-м тоже в Риге, в 1978-м лауреатами фестиваля в Черноголовке, — нас пригласил Артем Троицкий. Москва, конечно, вся озверела. У Макаревича просто крыша съехала, когда он нас услышал. Он-то пел "Солнечный Остров", а мы в это время — Шостаковича, Бетховена... А у нас еще бочка была во-от такая, в два раза больше, чем у них. Кавагоэ говорил: "Где вы такую бочку взяли? Это не бочка, это волнорез!" Она была очень большая, размеры ее трудно себе представить, она не входила в купе! Мы ее возили в тамбуре, поили проводников, закатывали: Это вообще была чума! И главное, зачем ее сделали, я понять не могу:
А дальше, уже 1979 год — это сворачивание в сторону, потому что народ вообще озверел от нашей музыки, ее никак не воспринимали, и мы решили просто всем дать просраться. И мы решили заиграть рок-н-ролл. И первый альбом рок-н-ролльный, который был записан в городе Е-бурге, был альбомом Музыкальной Студии СОНАНС под названием "Шагреневая Кожа", он насчитывал 5 композиций. Потом 2 песни оттуда перекочевали в ТРЕК, — самую великую группу Е-бурга... А я начал играть в группе УРФИН ДЖЮС, из СОНАНСА туда перешел еще барабанщик Иван Савицкий, позже его заменил Саша Плясунов, появился Юра Богатиков, и первый альбом, "Путешествие" писался на телевидении. В это время появился Илья Кормильцев, уму-разуму которого, естественно, научил я. Ума своего у него в голове не хватало, он занимался всем, был полиглотом невероятным, он знает просто кучу языков, вообще потрясающий человек, очень такой разносторонний, но взять его за шкирку и сосредоточить мне как-то удалось. А потом, я считаю, Илья сделал мощнейший шаг с НАУТИЛУСОМ, потому что его тексты для НАУТИЛУСА превосходят те, что он писал для УРФИН ДЖЮСА, и в его текстах рок-н-ролла больше, чем в Славиной музыке.

— Я все-таки хочу от УРФИН ДЖЮСА пройти через КАБИНЕТ:

АП: КАБИНЕТ — это группа, которая была организована Игорем Скрипкарем спустя 6 лет после того, как мы расстались. Мы расстались в 1980 году, а в 1986-м он предложил мне поучаствовать в КАБИНЕТЕ. Это была супергруппа, на барабанах играл Андрей Котов, который сейчас в АГАТЕ КРИСТИ, на гитаре — Игорь Скрипкарь, которые играл в ТРЕКЕ и СОНАНСЕ, на гитаре — Михаил Перов из группы ТРЕК, а я — на клавишах. То есть это был звездный состав. И на фестивале в 1987 году группа КАБИНЕТ заняла первое место. На этом фестивале играл НАУТИЛУС, но он выглядел слабее. КАБИНЕТ — это была машина, мы играли так, как не играл тогда никто, и мы играли такую музыку: Да, она была немножко скучноватой, НАУТИЛУС был интереснее, но что касается самой музыки, ее подачи, — вот это было уже серьезно. Пластинка тоже вышла в "Антологии уральского рока", ее можно услышать в доказательство моих слов. Она, во-первых, записана уникально, а во-вторых, я говорю, она может быть скучновата, но по сделанности — блестящая работа. И здесь вклад не одного меня, — прежде всего, это Игорь Скрипкарь и Полковник Гноевых, который прежде работал с ТРЕКОМ, а сейчас с НАУТИЛУСОМ. Город просто упал, когда услышал такое качество записи, потому что в 1986 году записать на два бытовых магнитофона такой альбом: это прецедент. Такого не было. В стране.
Город Е-бург всегда отличался тем, что качество музыкальной игры, профессионализма во владении инструментами было очень высоко. В одном из первых городов там появилось эстрадное отделение, где людей обучали уже конкретно каким-то навыкам рок-н-ролла и буги-вуги. Там действительно работали люди профессиональные, которые умели и знали, и великолепно это преподавали. Эта была целая школа, но, к сожалению, у музыкантов в то время не было никакой возможности работать на эстраде, это запрещалось. Они работали по маленьким клубикам, играли вещи Элвиса Пресли, Чака Берри, Литтл Ричарда, THE BEATLES и все на свете: Вот из этих маленьких клубов, в которых, в основном, группировались кабацкие музыканты, и началось рок-н-ролльное движение в Е-бурге. К началу 70-х годов в Е-бурге уже создалась мощная аура, которая послужила фундаментом всей культурной оболочки. Е-бург — очень студенческий город: очень много ВУЗов, мощнейший университет, Уральский политехнический, Архитектурный: где были очень мощные клубы, где сидели продвинутые директора, они просто запускали молодых ребят, которые сидели и играли, причем не совдеповские вещи, а только фирму. Тогда было просто зазорно и позорно сыграть какую-нибудь совковую песню, за это убивали сразу! Устраивали темную, потому что это не прощалось. Это происходило на уровне ауры, создавалась определенная ментальность. Поэтому в начале 70-х в городе стали плодиться группы: и, в отличие от Питера и Москвы, наши группы играли просто профессионально! Была такая группа ПИЛИГРИМЫ, которая играла только произведения DEEP PURPLE и BLACK SABBATH, больше ничего. Играла один в один. Я сам учился в УПИ, и я был на концертах, где на рубильнике висел ректор института, за ним висели всякие профкомы, месткомы: ПИЛИГРИМЫ сыграли "National Acrobat" с альбома "Sabbath Bloody Sabbath" и вторую вещь, "Child In Time" — ребята, зал просто встал! Их приветствовали стоя, потому что, когда они сыграли, все поняли, что наши люди играют не хуже!

— На каких инструментах играли DEEP PURPLE, и на каких Свердловск:

АП: Кулибины у нас всегда были! Сережа Людин из группы ПИЛИГРИМЫ играл на гитаре, где сзади висела консервная банка, из которой исходило 158 проводков, потому что каждая струна его гитары подзвучивалась отдельным звукоснимателем, у него стояли во-от такие приблуды: гитара у него звучала лучше, чем у Блэкмора! Она у него просто пела, он брал ноту, и она у него стояла сколько угодно. У Блэкмора такой не было приставки! Блэкмор просто отдыхал в это время. В это время Саша Новиков выпускает "Маршаллы" на полном ходу, на которых в то время играли все, и они звучали не хуже фирменных. У нас это была история достаточно серьезная.

— Какую лепту внес Александр Новиков в свердловскую рок-музыку?

АП: Во-первых, снабдил Екатеринбург нормальными фирменными аппаратами. Его аппараты клепали эти Кулибины, паяли усилители, а Саша привозил фирменные динамики, в них вставляли начинку, и получался фирменный аппарат, который работал, я клянусь, не хуже настоящего. И он снабдил весь город, весь город работал на нормальной технике. Более того, группу УРФИН ДЖЮС, которая вынуждена была уехать из города и репетировать в Верхней Пышме, Саша Новиков просто обул и одел, поставив нам фирменный звуковой аппарат, за что я ему глубоко благодарен. Мы единственные в Е-бурге играли на таком аппарате, пели в фирменные микрофоны, играли в фирменные барабаны. У меня единственного в городе был "Хонер Клавинет", эта клавишная машина по тем временам стоила безумных денег, — я был лучшим, играя на этом инструменте. И это все сделал Саня, так что честь ему и хвала. Он внес огромную лепту. Я не касаюсь его творчества, это отдельный вопрос, но всё, что касается его помощи рокерам: Александр Пантыкин
Он же. В фас

— Что ты сейчас делаешь как музыкант?

АП: В прошлом году я стал номинантом "Ники" за киномузыку к фильму "Мусульманин", в этом году стал номинантом "Золотой маски" — это национальный приз театральной музыки, в 1993 году вместе с Сережей Курехиным я был обладателем "Зеленого яблока", он получил Большое, я — Малое за музыку к фильму "Ты у меня одна" Дмитрия Астрахана. "Мусульманин" — это фильм Владимира Хотиненко. И сейчас я пишу музыку к сериалу по заказу ОРТ, Константина Эрнста, сериал снял Дмитрий Астрахан.

— Киномузыка — это творческая потребность?

АП: Дело в том, что я считаю себя профессиональным композитором, я для этого заканчивал, извиняюсь, музыкальное училище, потом Консерваторию по классу композиции — с тем, чтобы быть этим профессиональным композитором. Я им стал, и я работаю как профессиональный композитор. Мне заказывают музыку: Любую музыку, я могу написать любую музыку. Недавно мне заказали написать струнный квартет, я его написал — на презентацию какой-то фирмы. Называется он "Похищение Европы". Я получил массу удовольствия, да еще деньги. Потом я это записал в своей студии, опять же, мне за это заплатили: Недавно я закончил запись сонаты для скрипки соло, один виртуоз екатеринбургский, — вон, лежит с головной болью, Алексей Софронов, вокалист группы: Мы сейчас выпускаем, я считаю, очень интересный проект, "Песни Старых Железнодорожников", — это музыка, которая была популярна 17 лет тому назад, они ее играли 17 лет тому назад в железнодорожном институте на танцах. Группа раньше называлась ТАЛИСМАН, но сейчас группы нет. А проект называется ЖЕСТКИЙ НОСТАЛЬГИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ "Песни Старых Железнодорожников". Эта пластинка сейчас выходит, там очень веселые песни, и я лично работал над этим проектом с удовольствием, потому что там есть и МАШИНА ВРЕМЕНИ, и SMOKIE, и Джефф Линн, — все, что было в начале 80-х, когда мы эту музыку слушали, любили, играли, и это очень хорошо передает то время. Да, и выходит моя музыка к трем фильмам Хотиненко — "Мусульманин", "Патриотическая комедия" и "Макаров".

— Ты постоянно с ним работаешь?

АП: К последним трем фильмам писал музыку я. То есть пока он меня приглашает, я пишу. Перестанет приглашать, — я перестану писать. Дело в том, что у режиссера задача достаточно сложная. У него ведь задача не с кем-то в тандеме работать, а сделать хороший фильм с хорошей музыкой. Если для этого потребуется пригласить индейцев из племени мумба-юмба, значит, это нужно для фильма. Другое дело, что у меня опыт-то колоссальный работы над фильмами, я могу эту музыку сделать так, что она в фильме встанет там, где надо, она будет звучать с определенного кадра: Ее ведь еще и записать надо! А у меня есть собственная студия, на которой я могу экспериментировать, искать. Это студия европейского класса, на хард-диск-рекордерах, вполне приличного уровня, который устраивает даже ОРТ.

— Нет потребности играть живые концерты ни в каком виде?

АП: Играть живые концерты потребность есть всегда. Человек, единожды вышедший на сцену, никогда этих ощущений забыть не сможет, это потрясение настолько мощное и сильное, что я не думаю, что кто-то сможет его выжечь: Именно поэтому так много "последних концертов" НАУТИЛУСА ПОМПИЛИУСА. По-моему, уже три раза они сходили со сцены, и уже три раза играют последние туры. Почему до сих пор играют многие группы, которые являются, по сути дела, покойничками? Слушать которых уже тяжело, они просто уже надоели... Кстати, в том числе и ЧАЙФ. Группа ЧАЙФ — это хорошая команда, она заняла свои нишу, они зарабатывают свои деньги. Это бизнес. А что они еще могут делать?
А я ушел со сцены, потому что мне смешно было. Все равно группа УРФИН ДЖЮС была величайшей сценической группой, лучше группы УРФИН ДЖЮС в Екатеринбурге не играл никто. Я говорю это не потому, что хвалюсь, а потому что этому есть конкретные свидетельства очевидцев. Мы играли втроем — я, Белкин и Назимов, — это был очень мощный состав, который действительно умел работать на сцене, мы работали, как не работал никто, потому что НАУТИЛУС — покойники по сравнению с тем, что давал УРФИН ДЖЮС. УРФИН ДЖЮС по энергетике можно сравнить — из современных команд... не по музыке, а по энергетике, по подаче — с MOTLEY CRUE. Вот они втроем работают. Примерно так же работал УРФИН ДЖЮС. Причем с полной отдачей; у нас было очень немного концертов, но мы это делали.
Но все равно тот уровень, на котором мы работали, был для меня смешон, я понимал, что это несерьезно. Продолжать этот бестолковый: Вообще я считаю, что с начала 80-х годов, с образования рок-клубов... Я был на всех рок-фестивалях в Ленинграде, я был даже на Рок-лабораториях в Москве, хотя туда не хотел, — я вообще Москву терпеть не могу, это ужас какой-то, а не город. Там все загибается, вся культура там гибнет. Я знаю, что такое рок-клуб, он у нас появился в 1986 году, когда он уже был не нужен! Это был уже архаизм, Коля Грахов просто человек очень обстоятельный, который каждое дело доводит до конца, и он довел эту идею. Он рубился за открытие клуба в течение 3-4-х лет, все-таки его открыл, а когда открыл, — оказалось, он уже не нужен. И в 1989 году у нас был уже не фестиваль, а цирк. Уже НАУТИЛУС был суперпопулярной группой, АГАТА КРИСТИ уже съездила во Францию: Рок-клуб был не нужен! Уже вошли в силу механизмы шоу-бизнеса, когда у групп появились продюсеры, директора, спонсоры типа Кадушина у АГАТЫ КРИСТИ, которые просто начали вкладывать огромные деньги! Последний фестиваль, 5-летие рок-клуба, это уже было — старички собрались помянуть былое, залечить раны, потусоваться, попить пивка, это уже к музыке не имело никакого отношения. Самое творческое и интересное, что происходило в Екатеринбурге, происходило с 1984 по 1986-87 год. Дальше пошла резкая дорога вниз, дальше не происходило в творческом отношении ничего нового-интересного. Так самое-то главное, что на этом запале до сих пор живут три из лучших в кавычках групп страны — НАУТИЛУС, ЧАЙФ и АГАТА КРИСТИ. И ранние альбомы АГАТЫ КРИСТИ мне значительней интереснее, чем то, что они делают сейчас. В музыкальном отношении. Потому что последний их альбом слушать уже просто невозможно.

— И предпоследний тоже, и пред-пред:

П: На "Опиуме" есть хотя бы одна вещь, которую слушать возможно, "Опиум" — классная штука. "Позорная Звезда" — это лучший альбом АГАТЫ, великолепный альбом. Это работа! Ее слушать можно, она интересная, она мелодичная, там тексты хорошие. Да, это не рок-музыка, это попс. Я его действительно считаю самым лучшим, самым интересным, классическим. Я не считаю его рок-альбомом, но это альбом, который был сделан великолепно с точки зрения звука, материала, записи. Классическая работа. Хотя мне лично больше нравятся ранние их альбомы — именно в музыкальном отношении. Музыки в ранних альбомах было больше. АГАТА — первая группа в стране, которая могла выйти на уровень мировых команд со своим собственным лицом. В "Коварстве И Любви" они нашли эту интересную связку рок-н-ролла и оперетты, и она работала классно, потому что "Вива, Кальман!" — это блестящая штука. Это было здорово сделано, и вот этого на Западе я не слышал. Их просто наша местная система — деньги-бабки — затащила в тину и утопила. И вот в этом весь ужас. А они могли стать первой командой, которая могла выйти на мировой рынок со своим лицом!

— Да они на THE CURE похожи!

АП: Ну да, Глеб любил всегда THE CURE, но: вот они нашли: единственное, на что они всегда походили, так на — элементы у них были — MADNESS, BAD MANNERS и на это: как же эта команда называется? Там два чувака, один усатый, другой пидарас: а, SPARKS! Но они нашли свое, они более откровенно использовали элементы оперетты. Главное, что и Вадик так себя вел, петух такой: А сейчас все эти веяния:
Ну, я вообще отношусь к нашей рок-музыке, извините, очень специфическим образом. Я ее всерьез, к сожалению, не воспринимаю, хотя я сам положил туда массу кирпичей. Я не считаю, что это явление в масштабах страны. У нас есть гораздо большие культурные явления, которыми мы можем гордиться. Я слушаю на 80-90% западную рок-музыку, и на остальные — нашу.

— По обязанности?

АП: В общем, да. Через меня проходит кипа пленок, у меня сейф забит демо-записями, ко мне идут люди: и, самое главное, я им рассказываю, почему у них не получается. И они мне верят и идут работать. В частности, фестиваль в Нижнем Тагиле, "Живой Звук", он проходит уже несколько лет, и я очень много общался с музыкантами.

— Сан Саныч — наставник молодых?

АП: Если говорить серьезно, то меня не зря приглашают в основном председателем жюри, потому что у меня получается как-то разговаривать с музыкантами, а разговаривать с музыкантами очень тяжело. Они, как правило, никому не верят, и видали очень далеко все эти оргкомитеты: им до этого как до Луны. А я просто очень хорошо знаю эту музыкальную фактуру, технологию, я им могу подсказать. Все мои разговоры с музыкантами происходят на очень конкретном уровне. Вступление, потом первый куплет: Почему в первом куплете гитара начинает сразу подыгрывать? — вот первый вопрос. Когда он начинает отвечать, всё — я его хватаю, начинаю тащить-тащить, и он под конец говорит: "Всё, я понял, надо это убрать". Уже есть движение вперед. То есть, понимаете, в данном случае я воспринимаю себя как учителя, я могу сказать музыканту, что у него в конкретной песне плохо, что не так сделано. Причем я привожу ему конкретные примеры, где то же самое сделано иначе, лучше. И он со мной соглашается, берет это на вооружение и реализует в своих вещах.

— Не получается ли однообразия?

АП: А я каждой группе делаю замечания совершенно индивидуальные.

— Тем не менее, Сан Саныч, ты какая-то конечная личность, и не довлеет ли вкус Сан Саныча Пантыкина в конечном итоге в твоих замечаниях?

АП: Ты понимаешь, после того, как я в 1973 году познакомился с рок-музыкой, я даже не могу сказать, что именно из всего разнообразия рок-музыки мне нравится, потому что у меня вкусы настолько разнообразны и широки, что, как правило, получается так, что все люди, которые либо кому-то подражают, либо копируют, либо просто пытаются под кого-то... Ну, а я знаю эти образцы, и мне они тоже нравятся, я знаю конкретные вещи, исполнителей: И у нас разговор происходит именно конкретный.

— А можно все-таки эти вкусы обозначить?

AП: Вполне. Самая моя любимая группа — LED ZEPPELIN, это группа, которая подвинула настолько мое сознание! Я считаю, что сильнее этой группы не было вообще, что не THE BEATLES группа №1, а LED ZEPPELIN. Я считаю, что эта группа не была превзойдена никем, и не будет превзойдена, даже сами эти музыканты уже никогда так не сделают. Потому что, во-первых, там так сошлись звезды, во-вторых, сошлись люди определенные и, в третьих, то, что я называю настоящим рок-н-роллом, что в моем понимании это слово содержит, — это там есть. Это великая музыка, которую понять очень трудно. Ее можно ощутить, но даже объяснить невозможно. Потому что там многие вещи сделаны: это тайна. Вы знаете случай, когда записывался третий альбом LED ZEPPELIN, и звукорежиссер попросил переписать вещь "Since I've Been Loving You", а Пейдж сказал: "Мы второй раз так не сыграем". А вот на "No Quarter" лучше б они ее не играли, вот этого уже нельзя, не надо ее больше было играть: "Кашмир" — да, это вселенская вещь.

— А сольники Планта?

АП: Сольники Планта я люблю. THE BEATLES для меня попса. Я их очень люблю — величайшие мелодии, красивые, гармонии — блеск, но эта группа никогда не будет для меня первой.

— А PINK FLOYD?

АП: С PINK FLOYD сложнее, я не считаю их даже рок-музыкой. Они используют элементы рок-музыки, и то, что их даже вынесло на "The Wall" — громадину-двойник — уже говорит о том, что они мыслят не песней, у них мышление шире. У них каждая песня — глобальная композиция. У них мышление не вмещается в рамки того, что мы называем рок-н-роллом, оно шире. Да, они используют барабаны, бас-гитару, но это не рок-музыка в чистом виде. Я к ним отношусь как к великим музыкантам, которые играют в неком собственном, ими придуманном музыкальном стиле. Там есть элементы рок-н-ролла, фолка, даже джаз-рока — та же самая "Money". Хитрая такая смесь... Первая запись, которая меня подвинула и заставила рассмотреть рок-музыку серьезно, — "Картинки С Выставки" ELP. Так как я это произведение знал великолепно, и сам был прекрасным пианистом, я просто оценил, насколько это было здорово сделано. Вторая пластинка, которая меня сдвинула сразу, — "Dark Side Of The Moon" PINK FLOYD, я до сих пор считаю этот альбом классическим и в некотором плане непревзойденным. Это даже не рок-музыка, это трудно назвать роком, а просто явление музыкальное очень большого масштаба. Я очень люблю ранних PINK FLOYD, эти сумасшедшие абсолютно альбомы с Сидом Барретом. Многие не любят их, не слушают и не знают, а я знаю и слушаю с удовольствием. Зная современную музыку и очень любя, скажем, Пендерецкого, Шемановского, всю додекафонную систему... В современной музыке у меня столько интересных привязанностей! Вот квартеты Пендерецкого я вам просто рекомендую послушать. В плане звукоизвлечения многие вещи, которые использовались потом в рок-музыке, ранее уже использовались Стравинским. Послушайте "Огненного Ангела" Прокофьева — извините, риффовую систему, которую мы воспринимаем из буги-вуги, сделал в "Огненном Ангеле" Прокофьев в начале века. Я уж не говорю о всяких интересных вещах в фортепьянных концертах, симфониях, где тот же самый Шостакович использовал принцип бассо остинато, что является, по сути своей, гитарным риффом. Вы послушайте последние произведения Листа — это ж вообще авангард, современный авангард ХХ века, их так никто и не понял, так никто и не играет, потому что сыграть не может.

— А как ты относишься к арт-року?

АП: Арт-рок для меня более скучная музыка, чем открытый рок-н-ролл. YES я очень люблю, просто супер. GENESIS — более скучно. Когда Гэбриэл ушел, стал писать сольники, мне Гэбриэл стал больше нравиться. Хотя "Ягненок На Бродвее" — блестящая работа. KING CRIMSON — это атас! Однако что началось с KING CRIMSON после 1980 года? "Бит", "Дисциплина"" — потрясающий рывок, так это все нужно было сделать после всех тех альбомов, которые были записаны в 70-х годах!
Если мы будем говорить серьезно о рок-музыке как о феномене, который существует в мире, то, что касается нашей отечественной, национальной рок-музыки, — во-первых, никогда ничего на ровном месте не возникнет. Я помню первые впечатления от Цоя и Науменко, которые приезжали с акустической гитарой, играли в каком-то детском садике... Вся эта культура носила андеграундовый, подпольный характер. Говорить о какой-то популярности рок-музыки такой, что вся страна рыдает, плачет и бьется, как это случилось, допустим, с Элвисом Пресли, с THE BEATLES: люди сжигали себя! Такого в нашей стране, извините, не было.

— Вся страна рыдала над "Я Хочу Быть С Тобой":

АП: Вся страна рыдала?!

— Пьяные пели это в троллейбусах!

АП: Да вы что? Так вот, скажу дальше. НАУТИЛУС, извините, появился в 1983 году, первый альбом НАУТИЛУСА, который назывался "Переезд", продюсировал лично я сам, вместе с Полковником, который его и записывал. На тот момент Слава Бутусов играл сплошной LED ZEPPELIN и в жизни ничего лучше не знал и не видел. Дальше пошло развитие, и к чему они приехало? Что представляет на данный момент группа НАУТИЛУС?

— Труп:

АП: Это сказал не я, это сказала девушка, которая сидит справа! Что представляет собой песня "Я Хочу Быть С Тобой"? Хорошая поп-песня с хорошей мелодией, отличными словами, это поп-шлягер. Какое отношение поп-шлягер имеет к рок-музыке? Мы о поп-музыке говорим или о рок-музыке?

— Так НАУТИЛУС-то всегда считался рок-группой...

АП: Это считали те, кто не понимал, где проходит граница между поп-музыкой и рок-музыкой. Потому что первое же пришествие НАУТИЛУСА в Москву: Кто на них упал, помните? Пугачиха, Стас Намин, те люди, которые сразу увидели, что можно состричь конкретные купоны. Слава — это очень хороший поп-исполнитель на сегодняшний день.

— Секс-символ.

АП: Да, его любят девушки, ходят на его концерты, все замечательно. У него периодически съезжает крыша, он ездит в Англию, записывает "Яблокитай": Все отлично! Но причем тут национальная рок-музыка? Для меня достижения того же ВОСКРЕСЕНИЯ — это серьезнее, извините. Да, группа немного заунывная, печальная, — но она российская! Это русский рок-н-ролл! Когда я слушаю Майка Науменко, — да, он подражал, но в текстах, в мелодии у него были какие-то штуки: Что такое самые лучшие представители нашей рок-музыки? Это барды! Юра Шевчук исколесил всю страну, играя на акустической гитаре, БГ проехал полстраны, играя тоже акустические концерты, — когда он выходил с электричеством, его просто слушать было невозможно, потому что это была глухая самодеятельность. В нашем городе сейчас он уже зал собрать не может, в последние разы: Я очень люблю Борю, я с ним лично знаком, я его прекрасно уважаю: Что, МАШИНА ВРЕМЕНИ — это рок-музыка? Эй, новый поворот!? Это что? Вся наша национальная рок-музыка идет по стезе Высоцкого, когда человек берет гитару и что-то под нее эмоционально: Вот вся наша национальная рок-музыка! Я ни одной команды, которая играла бы на уровне европейских или мировых образцов, не знаю! Единственная попытка была — ПАРК ГОРЬКОГО, но они превратились в среднестатистическое где-то там, которое для нашей страны не представляет никакого интереса. Я лично считаю, что как бы мы ни пытались вознести это явление в нашей стране, нет такого явления — "национальная рок-музыка". Все, что мы имеем на сегодняшний день, это наносное, переведенное, трижды-пятирежды переигранное. Своего нет ничего!

— А КАЛИНОВ МОСТ?

АП: Там Джей Джей Кейл, Моррисона у него навалом было. Фолковые — только элементы! Нет ни одной группы, которая имела бы собственное лицо на уровне DEEP PURPLE, QUEEN, LED ZEPPELIN:

— Так рок-н-ролл — не русская музыка изначально!

АП: Так что ж ты меня спрашиваешь про русский рок-н-ролл? 


1997 год. Воспоминание о рок-н-роле или ... Все статьи 1997 года 1997 год. Советский Вудсток (Рок-фестива...

А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты... А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты...