Новое приключение Умецкого. Дима и китайцы — братья навек

Тракторина Телегина. Фото Игоря Флиса.. 1992 г.
Сканы предоставил: Андрей Ступин. Обработка: naunaunau.narod.ru 17 января 2011 г.


Оно произошло с известным музыкантом на фестивале телепрограмм "Пост-Монтрё", который проплыл недавно на теплоходе "Мария Ульянова" (изготовленном когда-то в ГДР) из Москвы в Петербург. Нет нужды рассказывать лишний раз о том, что фестиваль этот провалился — об этом уже достаточно написано коллегами из других изданий. Тем не менее показ Умецким промоушен-материала из фильма "Вальс для Марии" (реж. С. Рахомяги) был светлым пятном данного мероприятия.

Первым, кто в полной мере оценил "Вальс для Марии", был один из директоров швейцарского телевидения Марко Стоклин. Красавец-мужчина, мимо которого не могла пройти, не остановившись и не смахнув слезу отчаяния, ни одна женщина, и смеялся, и переживал, глядя на экран. Скажем даже более: он был одним из немногих, кто по-настоящему "въехал" в фильм, а причина этому была проста: рокер рокера, как сказал Умецкий, видит издалека. Когда они познакомились, оказалось, что Стоклин играл в одном из первых составов знаменитого "Электрик Лайт Оркестра". Познакомились они также по-рокерски:

— Я ненавижу кино, — сказал один.

— Я тоже его ненавижу, — сказал другой.

— Но я еще терпеть не могу Ти-Ви, — сказал первый.

— А я тем паче! — закончил кощунственный диалог второй.

После такого обмена мнениями новые друзья уже не расставались.Дмитрий Умецкий
Дмитрий Умецкий
всегда полон
творческих планов
Умецкий учил Стоклина старым "наутилусовским" шуточкам, пароходная тусовка в ужасе от них шарахалась, они же знай себе хором кричали: "Эншн рашен традишн!" ("Старая русская традиция!"). Больше всего Стоклину понравилось закусывать водку свежими помидорами по заветам Великого Вождя Ким-Ир-Сена (то есть Алика Гоча, директора тусовки московских панков).

Хмурая и неприступная израильская делегация сломалась, прослушав боевик Умецкого "Дорога в Иерусалим". Теперь уже они, слышан знакомые звуки, ходили по пятам за Умецким, предлагая ему все это перевести на иврит.

(Кстати, говорят, что Джохар Дудаев, услышав новый хит Умецкого "Горец", решил стать продюсером его новой пластинки: он тоже нашел там родные напевы.)

Но самой плодотворной оказалась для Умецкого встреча с китайской делегацией. Они все сразу пришли к нему ранним утром после ночного банкета (надо ли объяснять искушенному читателю, какие чувства испытал Умецкий?) и хором принялись расхваливать его музыку и просить его принять участие в создании китайского фильма. Вернее, говорили-то все разом, но переводила одна юная китаянка, которую Умецкому вскоре удалось обнять. Тут же разом все замолчали, а лицо второй женщины — очень большой и очень пожилой — вытянулось и окаменело. (Потом выяснилось, что она была директором "ихнего" Госкино.) Известно, что в Китае могут арестовать за связь с иностранцем, а тут... Умецкий же как ни в чем не бывало продолжал обнимать хорошенькую китаянку.

После минутного оцепенения разговор продолжился. Китаянка переводила:

— У вас в фильме появляется Горбачев. Это что, фильм о политике?

— Да-да. В фильме есть политика! — радостно закивал Умецкий.

— Тогда мы не сможем купить ваш фильм, — перевела китаянка, а китайцы принялись шумно переговариваться о чем-то своем.

— А ваша политика соответствует нашей политике? — наконец спросили китайцы.

— Да-да, еще как соответствует! — заорал Умецкий, и китайцы блаженно заулыбались, надавали Умецкому подарков и визиток и покинули каюту. Тогда-то Умецкий и решил, что будет отныне сотрудничать только с китайцами. Единственная неувязка: визитки перепутались и он не знает, кому слать факс о своем согласии.

Умецкий, однако, не отчаивается: ведь он всегда полон творческих планов. Последняя его идея — исполнить арию Хозе из оперы Визе "Кармен". "Единственное — надо текст переписать, — считает Умецкий. — Проблема упадка оперного искусства как раз и заключается в том, что поют излишне вычурно, когда надо проще, по-рокерски: люблю, блин, эту бабу, не могу жить без нее, блин..." Также Умецкий собирается пригласить для работы над этим проектом ряд других известных рок-музыкантов. Он надеется, что Скляр не откажется исполнить что-нибудь из "Ивана Сусанина" Глинки, а Гребенщиков — арию Снегурочки из одноименной оперы Римского-Корсакова. Другая же сторона пластинки будет представлять собою микс фонограмм популярных оперных арий "минус один" (то есть без вокала), и каждый человек в компании или под настроение сможет хоть чуть-чуть почувствовать себя Паваротти. Текст арий будет прилагаться.


1992 год. Изгнание дьявола ... Все статьи 1992 года 1992 год. Новое путешествие Умецкого...

А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты... А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты...