«Наутилуса» больше нет

Елена Кузнецова, фото Александра Ткачева. Газета «Моё» (Воронеж), 18 февраля 2000 г.
Сканы предоставил: Алексей Золотарёв, Воронежская обл.. Обработка: naunaunau.narod.ru 5 февраля 2010 г.


Вячеслав Бутусов
Вячеслав Бутусов пошел
по скользкому пути
абсурдизма
Бывший лидер «Наутилуса» прибыл в Воронеж в гордом одиночестве. Вернее, в сопровождении двух молодых людей с экзотическими именами Василий и Тимофей. Вася Тютин, внешне очень похожий на Влада Сташевского, оказался директором Бутусова, а Тимофей наотрез отказался обсуждать с журналистами свою личность, сославшись на то, что он не певец и не танцор. Перед концертом Тимофей лично провел с охранниками подробный инструктаж. Да такой убедительный, что просочившийся за кулисы паренек без лишних разговоров получил под дых и минут пятнадцать не мог вздохнуть. Господин Тютин с явным удовольствием поделился с нами планами Вячеслава Бутусова, хотя и сообщил, что никаких особых пристрастий к творчеству своего «протеже» не испытывает.

— Чем сейчас занят Вячеслав?

— Написанием книги.

— Не рановато ли для мемуаров?

— Это не совсем мемуары, вернее, совсем не мемуары. Это литература. Рабочее название книги — «Состояние», собственно, именно состояниям человеческой души она и посвящена. Кроме того, уже почти готова большая программа «Бибигония», премьера которой должна скоро состояться в Питере. Почему я называю эту программу большой? Потому что там будет как минимум девять человек только музыкантов, играющих на разных инструментах, в том числе этнических. Ставит нам этот спектакль театр «Лицедеи», а по жанру это будет абсурдистское представление. Кроме того, Вячеслав только что завершил работу с бывшими участниками «Кино» — Каспаряном, Тихомировым: Слава исполнял роль вокалиста и делал аранжировки. Да, он еще написал две песни.

— Без помощи Кормильцева?

— А что тут такого? Был тандем, потом каждый из людей пошел своей дорогой. Слава пишет песни сам, а Кормильцев — очень хороший поэт и занят сейчас своими делами. Нельзя говорить, что Бутусов расстался с Кормильцевым. Это неправильно. «Наутилус» — завершенный этап пути. Та форма, в которой существовал «Наутилус», по словам Бутусова, себя исчерпала. И если вдруг коллектив опять соберется вместе и поедет по стране с гастролями, то ничем иным, кроме как чистой коммерцией, сие предприятие назвать будет нельзя. Поэтому Вячеслав заявляет честно: «Наутилуса» нет. Нет той атмосферы, нет той ситуации.

— Кто же те девять музыкантов, которые будут играть в «Бибигонии»? И что это, кстати, такое?

— Играть будет белорусская группа «Плато», а «Бибигония» — это название программы. У Корнея Чуковского есть персонаж по имени Бибигон. А Бибигония — это уже производный образ, который обрастает различными ассоциативными связями и, с нашей точки зрения, достаточно современен. И при желании в нем можно найти глубокий смысл.

— Если хорошо искать, то можно найти смысл в чем угодно.

— Да. Так вот, этот самый Бибигон родился достаточно давно, и Слава представил себе, как Бибигон рос, мужал, взрослел. На сегодняшний день это уже зрелый муж, этакий симбиоз Наполеона и Мюнхгаузена. Короче говоря, на сцене творится абсурдистское представление. А у публики появляется прекрасная возможность увидеть себя со стороны.

Надо отдать должное, воронежский концерт Вячеслава Бутусова был далек от абсурдизма: стул, гитара и процентов на 70 — старые песни, написанные Кормильцевым. Было по меньшей мере странно слушать такие песни, как, например, «Гудбай, Америка», без ударных и саксофона. Добросовестно отработав положенное время, Бутусов откланялся и ушел / сцены. И несмотря на то, что публика требовала спеть еще что-нибудь на «бис», Слава обратно не вернулся. Оказалось, что этим же вечером Бутусову нужно было ехать в Тулу.

Мы вошли в гримерку, Вячеслав достал тонкую сигару, закурил и предложил начать интервью.

— В этом году вам исполнится сорок лет...

— Извините, что перебиваю, но я терпеть не могу дни рождения. Мне гораздо больше нравятся безотносительные праздники, такие как Новый год ил же Восьмое марта. С каждым днем рождения понимаешь, что из жизни ушел еще целый год, вот сейчас вы мне напомнили о возрасте.

— Прошу прощения. В таком случае скажите, трудно одному держать зал?

— Конечно, труднее, чем, скажем, когда ты в поешь с коллективом, но я быстро привык. Надо просто закрыть глаза и представить, что вокруг никого нет.

— Вам не жаль, что популярная некогда группа «Наутилус Помпилиус» превратилась, увы, в легенду?

— По мне уж лучше красивая легенда... Да сколько можно, мы больше десяти лет колбасились!

— А «ЧайФ» вот уже пятнадцать лет колбасится.

— И пусть себе! Всему свое время и свое место, я просто понял, что мы уже исчерпались.

— Вы решили сменить жанр?

— Мне не хотелось бы в другой жанр переходить. Скорее это можно назвать другим форматом. Сижу в мастерской, занимаюсь стационарной студийной работой.

— И не тяжело одному, без Кормильцева?

— Почему одному? Я всегда работаю с кем-нибудь. Два последних, проекта были с музыкантами из бывшей группы «Кино» — Юрой Каспаряном, Игорем Тихомировым — и с «Аквариумом», на базе которого был создан альбом с участием других питерских музыкантов: Чижа, Насти Полевой и меня. Но я сейчас ухожу в сторону абсурдизма.

— Вам не кажется, что в последнее время слишком многие музыканты увлеклись этим достаточно скользким направлением?

— Мне это близко по натуре. Я десять лет изучал историю искусств, поэтому не могу быть неискушенным человеком в этой области. Скорее наоборот, я слишком много видел. Поэтому лично мне на этом пути не скользко.




2000 год. Бутусов похоронил Наутилус Пом... Все статьи 2000 года 2000 год. Вячеслав Бутусов Тихие игры ...

Mozilla Firefox
Быстрее, безопаснее!
Скачать браузер >>>
Энциклопедия редких компакт-дисков российских исполнителей