«Нау» пока нет

Нина Тихонова, Татьяна Чернышкова, фото Дмитрия Ловковского. Журнал «Мы» №4, 1990 г.
Сканы предоставил: Droopy. Обработка: naunaunau.narod.ru, 4 февраля 2011 г.


Nautilus Pompilius
Наутилус Помпилиус —
таким он не будет уже никогда
В это невозможно было поверить. Казалось, "эта музыка будет вечной". Однако тем и подкупали песни "Наутилуса Помпилиуса", что, в отличие от привычной эстрады, они представляли жизнь более сложной, чем устройство магнитофона, для подпитки которого достаточно заменить батарейки. Непростые личные взаимоотношения музыкантов "Наутилуса" периода взлета в апогей массовой известности со стартовой площадки лужниковской "Рок-панорамы-87" развалили команду. Вскоре после "легализации" (но не в связи с ней) группу покинул бас-гитарист Дмитрий Умецкий. Не прошло и двух лет, в самостоятельную команду "Ассоциация" выделились остальные музыканты во главе с саксофонистом и клавишником Алексеем Могилевским. Вячеслав Бутусов сделал попытку вновь воссоединиться с Умецким, что кончилось вторичным, еще более болезненным разрывом былых приятелей, начинавших дело в Свердловске студентами архитектурного института.

Название коллектива оказалось в чем-то пророческим. После самого раннего наименования - "Али-Баба и сорок разбойников", группа окрестила себя просто "Наутилусом", тезкой подводной лодки жюль-верновского капитана Немо. Времена андеграунда склоняли к подобным аналогиям. Вскоре выяснилось, что на официальной эстраде уже существует ансамбль такого же названия. Тогда-то прибавилось слово "помпилиус", превратив имя ансамбля в обозначение моллюска, створками раковины откусывающего части своего живого тела, чтобы продолжать жить.

Сколько же нынче "Наутилусов" и, главное, насколько они творчески состоятельны?

К чести Могилевского надо сказать, что он не претендовал утащить с собой имя "НП". Правда, подобно "Студиям "Ласковый май", имеют тенденцию плодиться "Студии "НП". Одна существует в Свердловске, где "Ассоциация" записала в прошлом году свой дебютный магнитоальбом "Клетка для маленьких", охарактеризованный рок-тусовкой примерно как квалифицированный попе. Вторая открыта Бутусовым при Ленинградском отделении Советского фонда культуры. Здесь приютился новый состав "Hay": A. Беляев (гитарист, пришедший из группы 'Телевизор"), И. Копылов (бас-гитарист из "Петли Нестерова"), И. Джавад-заде (барабанщик из "Арсенала").

Призрачным пока остается обещание создать "альтернативный московский "Наутилус", которым то и дело грозится Умецкий. Их совместная с Бутусовым работа, последняя попытка содружества, альбом "Человек без имени" будет выпущен Всесоюзной ассоциацией воинов-интернационалистов совместно с НТТМ "Эврика", впрочем, по слухам, без согласия Славы.

Однако существо дела, я убеждена, все же не в том, кто с кем сдружился или поссорился. Для зрителей проблема одна: Бутусов был звездой, обожаемой вполне оправданно. И как же больно наблюдать исчезновение кумира!

Слава не любит говорить о взаимоотношениях, о планах. По-моему, правильно (невыгодно для профессии журналиста, я, тем не менее, очень подозрительно отношусь к артистам, готовым за кулисами сказать больше, чем со сцены). Но есть ли "Наутилусу" сегодня что сказать с подмостков?

Уходят от электронной попсовости к жесткому року, вместо трех клавишных — гитары. Ладно. (Кстати, многие другие свердловские рок-группы выбрали чисто гитарный путь развития, лишь бы не повторять "Hay".) Вот только мнится в метаниях "Наутилуса" то ли случайность, то ли ненужная творчеству раздраженность прошлыми друзьями, а значит, и их музыкой...

Недавно я разговаривала с эстонским журналистом Николаем Мейнертом, который готовит книгу об "НП". Мейнерт точно сформулировал, в чем дефекты нынешней концертной практики. Нет, не в том, что концертов стало много, вполне официальных и хорошо оплачиваемых. Главная неудача в менеджерстве. Мы ликуем, если менеджер умеет "заделать" гастроли, уважаем его, если профессионально подтягивает группу. Но требуется "высший пилотаж" — поддерживать творческую атмосферу в коллективе, учитывать специфику характера каждого музыканта. Так нередко бывает в роке, что не техника игры, а именно сочетание личностей создает лицо группы. И тогда самые крутые башлевые зарубежные вояжи только на пользу.

А пока, на мой взгляд, какой-то бесхребетной становится поэзия большинства текстов "Hay", профессионального переводчика Ильи Кормильцева. Словно бы взгляд все больше со стороны, а не изнутри. Не надеюсь, будто творчеству Бутусова что-то прибавит долгожданная поездка в Штаты.

Претензии к "Hay" предъявляются по максимуму. Не из придирчивости, но потому, что эта группа однажды показала самоотдачу на пределе. И меньше зрители уже не примут.


Илья Кормильцев. Я несу свой огонь...

Его судьба отличается от судьбы тех, кто обрел популярность на сцене. Илья Кормильцев — знаменитый инкогнито... Написанные им строки знают не только юные поклонники рока, но и интеллектуалы достаточно зрелого возраста: "Скованные одной цепью", "Ален Делон говорит по-французски". "Я хочу быть с тобой". В лицо его не знает почти никто. Он не похож на тот стереотип, который невольно встает за словом "рок". "Ироничный прагматик", "философ времен компьютеров". Можно придумывать разные определения, но все они отразят только некоторые черты Кормильцева. Закончил химический факультет университета, свободно владеет английским и итальянским, занимается литературным переводом, читает еще на нескольких языках, пишет пьесы, один из создателей нового журнала, который начал выходить в Свердловске.

У него всегда полно идей, он может на ходу сочинить, например, сценарий для голливудского боевика, рассказать потрясающий анекдот из жизни английских лордов, популярно изложить особенности древневосточной философии... И уж наверняка поиронизирует над каждой строчкой, которую здесь о нем написали.

Скованные одной цепью

Круговая порука мажет как копоть 
я беру чью-то руку а чувствую локоть 
я ищу глаза а чувствую взгляд 
где выше голов находится зад 
за красным восходом розовый закат 

скованные одной цепью 
связанные одной целью

здесь составы вялы а пространства огромны 
здесь суставы смяли чтобы сделать колонны 
одни слова — для кухонь другие — для улиц 
здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц 
и я держу равнение даже целуясь 

на скованных одной цепью 
связанных одной целью

можно верить и в отсутствие веры 
можно делать и отсутствие дела 
нищие молятся молятся на 
то что их "ищета гарантирована

здесь можно играть про себя на трубе 
но как не играй все играешь отбои 
и если есть те кто приходят к тебе 
найдутся и те кто придут за тобой 

также скованные одной цепью 
и связанные одной целью

здесь женщины ищут но находят лишь старость
здесь мерилом работы считают усталость
здесь нет негодяев в кабинетах из кожи
здесь первые на последних похожи
и не меньше последних устали быть может

быть скованными одной цепью
связанными одной целью
Казанова

Если нет любви в твоих проводах
если холоден голос в твоем телефоне
я могу понять и могу простить
я звоню в никуда я забыл даже номер

вчерашний день не сегодняшний день
на мягких подушках не въедешь в вечность
ты повесишь на стул позабытую тень
моих присутствий и влажных приветствий

Казанова, Казанова — зови меня так
мне нравится слово
в этом городе женщин
ищущих старость
мне нужна его кровь
нужна его шалость
Казанова, Казанова — зачем делать сложным
то что проще простого
ты — моя женщина
я — твой мужчина
если нужно причину
то это причина

если голос твой слышен
еще ты не спишь
ты светишься бронзой как раздетое лето
ты манишь на свет всех крылатых в ночи
но не хочешь согреть никого этим светом

подражая примеру соседских глазков
ты шпионишь постыдно за собственным телом
но не видишь на бедрах свинцовых оков
хотя можешь увидеть даже черное в белом

Казанова, Казанова...

каждый день принесет десять новых забот 
и каждая ночь принесет по морщине 
где ты была когда строился плот 
для тебя и для всех кто дрейфует на льдине

Я хочу быть с тобой

я пытался уйти от любви
я брал острую бритву и правил себя
я укрылся в подвале я резал
кожаные ремни
стянувшие слабую грудь

я хочу быть с тобой 
я хочу быть с тобой 
я так хочу быть с тобой 
и я буду с тобой

твое имя давно стало другим 
глаза навсегда потеряли свой цвет 
пьяный врач мне сказал 
что тебя больше нет 
пожарный выдал мне справку 
что дом твой сгорел

но я хочу быть с тобой 
я хочу быть с тобой 
я так хочу быть с тобой 
и я буду с тобой

в комнате с белым потолком 
с правом на надежду 
в комнате с видом на огни 
и с верою в любовь

я ломал стекло как шоколад в руках
я резал эти пальцы за то что они не в силах
прикоснуться к тебе
я смотрел в эти лица и не мог им простить 
того что у них нет тебя и они могут жить

но я хочу быть с тобой 
я хочу быть с тобой 
я так хочу быть с тобой 
и я буду с тобой

в комнате с белым потолком 
с правом на надежду 
в комнате с видом на огни 
и с верою в любовь

1990 год. Два вопроса Вячеславу Бутусову... Все статьи 1990 года 1990 год. Анонс. Постер СМ...

Обсуждение редких отечественных компакт-дисков А сейчас здесь ссылка на сайты музыкальных групп, коллекционеров записей, аудиофильские сайты...