Где твои крылья, «Нау»?

Константин Савоськин, фото Дениса Гришкина. Газета «Музыкальное обозрение» №36, 10 ноября 1995 г.
Обработка: naunaunau.narod.ru, 4 февраля 2011 г.


Рубрика наезд
Не так уж и много осталось у нас с недалекой второй половины восьмидесятых действительно примечательных фигур, способных концентрировать на себе пристальное внимание музыкальной общественности. Как говорит лидер "Наутилуса Помпилиуса" Вячеслав Бутусов, пять-шесть имен, которые пережевываются всеми, будто трава, но не проглотишь — и приходится сплевывать. Конечно же, к их числу он относит и родной "Hay". He вижу причины с ним не согласиться.

Даже более того, я не раз уже говорил — и, наверное, так и сохраню на века это свое мнение (вот уж где ясно видно, как струится в моих словах пессимистическое отчаяние по грядущей судьбе нашей рок-музыки!), — что "Наутилусы", что бы ни случилось, все равно по степени общественной значимости группа номер один. Другое дело, большинство заслуг их принадлежит прошлому, а теперь случаются раз в два года лишь эпизодические ляпсусы, именуемые "новыми альбомами" — пускай! Легендарным Eagles хватило единственной "Hotel California", чтобы попасть в историю. Для легендарности "Hay" достаточно "Я хочу быть с тобой".

Бутусов на сцене
Бутусов и Ко
презентовали программу Крылья
На прошедшей неделе Бутусов и Ко презентовали в МДМ московскому слушателю программу "Крылья". Без особого пафоса, с присущей бывшим свердловчанам скромностью, но твердо зная себе цену.

Я ненароком вспомнил зиму, февраль, кажется, нынешнего года, когда в "России" другие уральцы — "Агата Кристи" — представляли свежий для того времени "Опиум". Все тоже делалось тихо, спокойно, без спешки и суеты. Приятно было наблюдать такие черты в обличье почитаемых народом "звезд". Думалось: вот она, святость и простота. Но настроение от "Агаты" исчезло, когда кончились концерты и работа музыкантов ушла в тираж. Как будто бы и не пахло вовсе ни искренним сопереживанием, ни подхватыванием рефренов, ни завороженным лицезрением публикой сценического таинства. Размноженные в кассетах и компакт-дисках искусственные чувства зарубцевали распахнутые души белыми нитками. А братья Самойловы расплылись свиными ряхами и обросли сальными волосами где-то под Волоколамском или Новокузнецком.

С тех пор я побаиваюсь давать какие-то однозначные оценки в отношении чего бы то ни было из появляющейся на свет новой музыки. Я больше не могу быть уверенным в том, что не изменю позиции через каких-нибудь три месяца. Потому что святынь-то и вправду не осталось.

Я, например, собственными глазами видел, как уважаемые мною за тонкий профессионализм ребята из "Несчастного случая", ездившие когда-то с успешными живыми концертами по московским вузам, корчили под ужасающую фонограмму на церемонии вручения призов победителям конкурса "Учитель года России-95" свою песню за — всего-то! — сто долларов.

Я видел, как прошедший огонь, воду и медные трубы, преданный вроде бы любимому делу экс-вокалист "Парка Горького" Николай Носков вдруг встревал со своим опять-таки "фанерным" хард-роком промеж невразумительных 2 Unlimited и Real 2 Real на освещаемой телевидением ночной дискотеке, а лучший гитарист страны Дмитрий Четвергов из его аккомпанирующего состава изображал отключенной электрогитарой виртуозные соло — ради чего?!

Слава Богу, что я никогда не видел концертов Сташевского.

Но вернемся к "Крыльям" "Hay". Мне кажется, вам проще будет понять мои мысли о них, исходя из общего настроя, выраженного выше. Они (мысли), как и все в жизни, двойственны. При всем уважении к Бутусову не смогу простить его творческому "я" примитивных текстов Кормильцева, В по-музыкальному гладком, ладно скроенном полотне звука "Наутилуса" они выступают грубыми швами. И я постоянно застаю себя в раздумье: "Когда же впервые здесь случился разрыв?" Но очень рад, что в группе снова "оригинальный" (времен "Разлуки") клавишник и саксофонист Алексей Могилевский, только один способный с точностью прародителя исполнить прощальную саксофонную трель в "Гуд бай, Америка".

С грустью замечаю усталость, которой веет от новой программы. Показательные хиты-апокалипсисы, какими были в разные годы "Бриллиантовые дороги" и "Титаник", уже не удаются. И даже специально приглашенный в целях усиления огневой мощи на исполнение песни "Небо и трава" супербарабанщик Андрей Шатуновский не в силах компенсировать потерянную динамику духа. Привлекательная же для имиджа "Hay" психоделия, забытая с началом десятилетия и вдруг нащупанная недавно в песне "Зверь", снова пропала, словно биение пульса под пальцем. Как явные признаки вторичности, мне слышатся в новой "Жажде" старые "Колеса любви", в новых "Небе и траве" — старый "Титаник", в новой "Чугаде" — старый "Тутанхамон" — и ничего не могу с собой поделать. Никто не говорит: "плохо", но "Наутилусы" все-таки сняли кальку с альбома двухгодичной давности. А надо ли было? Тогда, когда в "Крыльях" есть сами "Крылья"? Тогда, когда есть потрясающие полуакустические жемчужинки "Одинокая птица" и "Кто еще..."? И "Золотое пятно", которое, стесняясь, вместе с не менее симпатичной "Клеткой" Бутусов выкинул из концертной программы. Ради ущербной "Живой воды" и истеричного, недоделанного "Дыхания".

Мне, если честно, небезынтересны мотивы подобной стеснительности. Но то, что они есть — это несомненно. Например, ходили слухи о желании группы записать летом акустический концерт. И что же? Желание есть, но особенного стремления нет. И все оно (стремление) сводится лишь к возможной экономической выгодности данного проекта: будет запись, будут кассеты — будут деньги на жизнь.

В то же время то, от чего "Hay" бежит, получается пусть и грустно, но здорово, а вот остальное — представляющее традиционную "помпилиусную" палитру жанров, полистилистику, — не выходит. Как будто из пустого тюбика выдавливают последнюю пасту, но делать это все труднее и труднее. И появляются случайности, переходящие в привычку. Такие, как отвратительная "цоевщина" времен "Черного альбома" "Кино", выпущенного после смерти его лидера (да простят меня фэны Виктора: это камень не в его огород).

Почему я говорю обо всем об этом? Я хочу сказать, что сейчас отовсюду в воздухе веет небытием. А у "Hay" есть хоть маленькая, но возможность его разогнать. И я говорю: "есть", а боюсь, что всего лишь — "была". Потому что Бутусов не испытывает к жизни новых позывов, он уже все знает, все прожил; Кормильцев чаще пишет сметы, чем стихи, и в любом разговоре видит только денежную тему. И слушатели здесь больше ни при чем...

Но разве так это было раньше, "Hay"? Где твои крылья, "Hay"? Кто еще, "Hay", если не ты? Кто еще, кроме тебя?..


1995 год. 33 года Вячеслава Бутусова... Все статьи 1995 года 1995 год. Титаник Live, рецензия...

HTML-pedia Все о ВЕБ-строительстве с самых азов. Как создать страничку...Mozilla Firefox
Быстрее, безопаснее!
Скачать браузер >>>